На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Признаки несостоятельности (банкротства) физических лиц

08 Июл 2012 21:44

В рамках исследования того или иного правового явления, особенно если речь идет об определении его сущности, необходимо уделять серьезное внимание признакам, характеризующим данное явление. Исключением из этого правила не становится и банкротство физических лиц.
В п. 1 ст. 3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве) установлены следующие признаки несостоятельности (банкротства) гражданина:
- неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;
- неисполнение соответствующих обязательств и (или) обязанностей в течение 3 месяцев с момента, когда они должны были быть исполнены;
- превышение суммы обязательств стоимости принадлежащего должнику имущества.
Вместе с тем для возбуждения судом дела о банкротстве гражданина требуются следующие признаки:
- должник не исполняет гражданско-правовые обязательства и не уплачивает обязательные платежи;
- срок неисполнения составляет более трех месяцев;
- сумма задолженности составляет не менее десяти тысяч рублей;
- имеются доказательства того, что сумма обязательств превышает стоимость имущества должника;
- установленность требования, т.е. подтверждение его судебным решением.
Следует заметить, что при определении наличия признаков несостоятельности (банкротства) и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается денежным долговым обязательствам, т.е. принимается во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, вытекающих из такого участия (п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве).
Не углубляясь в дискуссию по поводу определения понятия денежного обязательства, отметим, что ГК РФ его не содержит, а ст. 2 Закона о банкротстве определяет денежное обязательство как обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ, бюджетным законодательством РФ основанию.

Обязанность по уплате денег может составлять содержание не только договорных обязательств, но и внедоговорных; она "может непосредственно вытекать из договора или закона и составлять первоначальное содержание обязательства", а также "может служить санкцией за неисполнение обязательства, первоначальным предметом которого являются не деньги, а иные вещи или услуги или какое-либо иное действие". Следовательно, к денежным обязательствам могут быть отнесены возмездные договоры, которыми в качестве встречного представления за товары, работы, услуги предусмотрена уплата денежных сумм; денежное обязательство может возникнуть, в соответствии с п. 1 ст. 8 ГК РФ, и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ (например, ст. 1064, 1102 ГК РФ).

В размер денежных обязательств не включаются обязательства перед гражданами, в отношении которых должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов акционерам). По мнению ряда авторов, они носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т.е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными его участниками.

Таким образом, задолженность по неденежным обязательствам не может приниматься во внимание при определении признаков банкротства. По этому поводу в литературе не раз отмечалось, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником любого гражданско-правового обязательства оно по воле кредитора может быть трансформировано в денежное, поскольку существует "...экономическая возможность замены любого предмета долга его денежным эквивалентом".

Трансформация может быть произведена на основе положений ГК РФ о расторжении договора, последствий этого и возмещения убытков (ст. 15, 393, 450, 453), на основе норм ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60), а также правил, предусмотренных ст. 397 и 405 ГК РФ. Согласно ст. 397 ГК РФ "в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков".
Более того, по мнению ряда авторов, можно привести и частные, предусмотренные законом для отдельных видов договорных обязательств случаи, когда возможна рассматриваемая трансформация обязательства. Так, применительно к договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товара ст. 487 ГК РФ закрепляет, что в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При этом денежное обязательство, трехмесячная просрочка исполнения которого приводит к образованию признаков банкротства, возникает у покупателя уже с момента сообщения требования о возврате суммы предоплаты у продавца.

Данные положения позволяют сделать вывод о том, что при определенных условиях кредиторы в неденежных обязательствах также имеют возможность инициировать процесс о несостоятельности (банкротстве) должника.
Кроме того, ряд авторов высказываются за увеличение минимального размера требований. В частности, П.Д. Баренбойм предлагает увеличить рассматриваемый минимум до 2 - 3 тыс. минимальных размеров оплаты труда.

Е.А. Васильев, напротив, ставит под сомнение необходимость законодательного закрепления минимального размера задолженности и указывает на то, что такое предложение уже высказывалось, к примеру, в юридической литературе Англии. Аргументом выступало то обстоятельство, что очень часто на практике минимальная задолженность, формально дающая право начать процесс, не отражает истинного размера и масштаба банкротства.

Анализируя данную проблему, В.В. Витрянский отмечает, что при разработке Закона о банкротстве 1998 г. "установление величины долга и срока его неуплаты имело целью упорядочить рынок, повысить уровень договорной дисциплины, однако этим целям не суждено было реализоваться, так как это зависит от уровня имущественного оборота, а в условиях специфического российского рынка неисполнение должником своего обязательства в течение трех месяцев не воспринимается как нечто недопустимое, свидетельствующее о несостоятельности должника, - напротив, такое явление считается обычным: поэтому оптимальными внешними признаками несостоятельности, по-видимому, могли бы служить 6-месячная просрочка исполнения денежного обязательства или обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей, а также их сумма, составляющая тысячекратную величину установленного законом минимального размера оплаты труда".

В отношении сказанного определенный интерес представляет тот факт, что, к примеру, по законодательству Китая обычными средствами проведения теста на несостоятельность является определение соответствия признакам, установленным законодательством, а именно наличие невозможности выполнить обязательства должником на сумму не менее чем 5 тыс. юаней, существующей в течение трех недель.

Закрепление в действующем российском законодательстве минимального размера задолженности в качестве необходимого условия инициирования дела о банкротстве является вполне обоснованным. Однако при этом представляется целесообразным использовать так называемый дифференцированный подход, в соответствии с которым для субъектов предпринимательской деятельности в зависимости от их правового статуса и вида деятельности применялся бы разный размер задолженности.
Законодательное закрепление данного подхода было бы особо актуальным для субъектов малого предпринимательства, для которых соответствующий размер задолженности выступал бы в качестве льготного условия осуществления предпринимательской деятельности.
Указывая признаки несостоятельности (банкротства), действующий Закон о банкротстве наряду с понятием денежного обязательства, говорит о неспособности должником исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, определяя их в ст. 2 как "налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды, а также административные штрафы и установленные уголовным законодательством штрафы".
Таким образом, в действующем Законе проведено четкое различие между денежными обязательствами, имеющими гражданско-правовую природу, и обязательными платежами, обязанность платить которые носит публично-правовой характер.
Некоторые ученые выступают за введение еще одного признака несостоятельности - стечения нескольких кредиторов.

Если обратиться к дореволюционному законодательству, то можно увидеть, что идея о стечении кредиторов как существенной черте несостоятельности имела место. "Все конкурсное производство, - писал Г.Ф. Шершеневич, - при одном кредиторе было бы не только фактически не мыслимо, но и было бы лишено всякого смысла, так как все постановления о сроке предъявления требований, о проверке их, об определении актива и составления расчета лишились бы значения, да и процессуальная сторона должна бы претерпеть изменения за невозможностью составления общего собрания кредиторов. К чему применение всего этого сложного порядка, когда налицо один кредитор, который предпочтет обыкновенный исполнительский порядок".

При этом встречались и противоположные мнения. В частности, А. Загоровский отмечал, что "конкурсное производство имеет целью определить, согласно установленным в законе правилам, размер удовлетворения каждой заявленной в конкурсе претензии; вообще же, избрание того или другого способа взыскания - обыкновенного или конкурсного - должно зависеть не от числа кредиторов, а от достаточности или недостаточности имущества должника на погашение всех его долгов - и только от этого".

Современное законодательство многих стран признает необходимость признака стечения кредиторов. Так, во Франции одним из условий объявления должника несостоятельным является наличие нескольких кредиторов. Если же у должника оказывается один кредитор, то конкурсное производство не открывается, а принудительное взыскание осуществляется в рамках общего гражданского производства в исковом порядке.

Действующий Закон о банкротстве такого требования не содержит. Производство о банкротстве может быть возбуждено по заявлению одного кредитора, и определяющим при этом будет являться размер требований и срок неплатежа.
Точка зрения российского законодателя представляется правильной, поскольку определяющим признаком для применения процедуры банкротства к должнику-гражданину является превышение суммы долга над стоимостью принадлежащего ему имущества. Несмотря на то что современное законодательство содержит правила взыскания долга в соответствии с ГПК РФ, взыскание подобным образом является не чем иным, как пожизненной кабалой, в случае, если сумма долга превышает стоимость имущества должника, а признание несостоятельности гражданина влечет за собой такие имущественные и личные последствия, каких не влечет за собой обыкновенный порядок взыскания.

Этот подход близок позиции французского законодательства, согласно которой для объявления должника несостоятельным необходимо наличие определенных предпосылок. В качестве общего основания для открытия производства в этом случае является неплатежеспособность, выражающаяся в неспособности погасить долги из имеющихся в его распоряжении наличных средств, а также удостоверенный судом факт неспособности погасить долговые требования. Несостоятельность должника устанавливается на основании двух критериев: неплатежеспособности и неоплатности.

Действующее российское законодательство о банкротстве также закрепляет оба этих критерия. При этом анализ признаков, их характеризующих, позволяет сделать вывод о том, что в отношении граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, применяется критерий неоплатности, главным признаком которого является превышение суммы обязательств над стоимостью имущества должника.
В отношении же граждан, выступающих в качестве индивидуальных предпринимателей, при определении несостоятельности (банкротства) используется критерий неплатежеспособности, который, в свою очередь, характеризуется неспособностью должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности