На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Защита прав потребителей: Медицинские услуги

27 Июн 2011 10:57

Определение медицинской деятельности содержится в Положении о лицензировании медицинской деятельности (2007 г.): работы и услуги по оказанию гражданам доврачебной, амбулаторно-поликлинической, стационарной, высокотехнологичной, скорой и санаторно-курортной медицинской помощи в соответствии с определенным перечнем (Утверждено Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30). В свою очередь, понятие доврачебной, амбулаторной и других видов медицинской помощи раскрывается в Основах законодательства РФ от 22 июля 1993 г. N 5487-1 "Об охране здоровья граждан" (в ред. от 30 декабря 2008 г.) (далее - Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан).

К медицинской деятельности относятся, в частности, работы и услуги по следующим направлениям:
- акушерство и гинекология;
- кардиология;
- хирургия;
- челюстно-лицевая хирургия;
- физиотерапия;
- офтальмология;
- стоматология детская;
- стоматология терапевтическая;
- стоматология хирургическая;
- забор, хранение органов и тканей человека для трансплантации;
- косметология (терапевтическая);
- косметология (хирургическая);
- лечебная физкультура и спортивная медицина;
- мануальная терапия;
- медицинский массаж;
- медицинские осмотры (в том числе предрейсовые, послерейсовые);
- применение методов традиционной медицины;
- судебно-медицинская экспертиза;
- экспертиза профпригодности и другие направления (всего около 130) (Приложение N 1 к Положению о лицензировании медицинской деятельности (утверждено Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30)).

Из данного Перечня видно, что к медицинской деятельности отнесены и те виды работ (услуг), которые еще недавно считались "околомедицинскими", т.е. смежными с медициной профессиями, например косметология, лечебная физкультура, применение методов традиционной медицины. В настоящее время для занятия всеми перечисленными видами деятельности необходима лицензия.

Впрочем, даже существующее определение медицинской деятельности и отдельных ее видов нельзя признать безупречным. В судебной практике по-прежнему возникают вопросы о критериях разграничения медицинского и обычного массажа, услуг многочисленных салонов красоты и терапевтической косметологии.
Прокуратура г. Урая обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с заявлением о привлечении предпринимателя О. к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Заявленные требования мотивированы тем, что предпринимателем О. осуществляется деятельность по оказанию медицинских услуг без лицензии. Решением от 18 марта 2008 г. требования прокуратуры удовлетворены. Изучив кассационную жалобу О., ФАС Западно-Сибирского округа отменил указанное решение и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Удовлетворяя заявленные прокурором требования, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что предпринимателем О. оказываются медицинские услуги - массаж - без соответствующего на то разрешения (лицензии), что является административным правонарушением, предусмотренным ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. При этом арбитражный суд не выяснил, каким видом массажа является оказываемая предпринимателем О. услуга, и не указал, по каким основаниям данный вид массажа отнесен к медицинскому. Установление данного факта имеет существенное значение для правильного разрешения спора. Доводы предпринимателя О., изложенные в жалобе, о занятии физкультурно-оздоровительной деятельностью также подлежат проверке (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 сентября 2008 г. N Ф04-5348/2008(11771-А75-29)).
Детальный перечень направлений медицинской деятельности объясняется, с одной стороны, дифференциацией самой медицинской науки (наличием многочисленных специализаций врачей), а с другой - необходимостью более четкой оценки на стадии выдачи лицензии возможностей соискателя осуществлять конкретный вид медицинской деятельности.
Индивидуальный предприниматель П. обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Омской области (далее - управление, антимонопольный орган) о признании незаконным бездействия антимонопольного органа.
Заявленные требования мотивированы тем, что контролирующим органом при его обращении с заявлением о недостоверной рекламе, распространяемой доктором Б. (об оказании медицинских услуг по лечению алкоголизма при отсутствии у исполнителя лицензии по направлению "Наркология"), не пресечены соответствующие нарушения. По мнению заявителя, наличие у доктора Б. сертификата о присвоении специальности "Наркология" без наличия лицензии не дает права осуществлять и рекламировать указанную деятельность. Решением арбитражного суда от 5 марта 2008 г. заявленные предпринимателем П. требования удовлетворены. ФАС Западно-Сибирского округа, изучив кассационную жалобу управления, оставил решение без изменения.
Перечень медицинских услуг, подлежащих лицензированию, указан в приложении к Положению о лицензировании медицинской деятельности (утверждено Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30), где такие услуги, как психиатрия, психиатрия-наркология, психотерапия, поименованы отлично друг от друга, что предполагает получение лицензии на право оказания этих услуг с перечислением каждой. Только в этом случае есть основания признать, что лицо, оказывающее такие услуги, обладает лицензией на этот вид деятельности.
Судом установлено и следует из материалов дела, что лицензия N 55-01-000307, выданная предпринимателю Б. Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития на разрешенный ему вид деятельности, заключается в оказании амбулаторно-поликлинической помощи по направлению "Психотерапия", что означает отсутствие у Б. права на оказание медицинских услуг по специальности "Психиатрия" или "Психиатрия-наркология". Согласно п. 2 ст. 22 Федерального закона от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе", если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, то при рекламе соответствующего товара, а также при рекламе самого рекламодателя последний обязан представлять рекламопроизводителю и рекламораспространителю соответствующую лицензию. Данные требования предпринимателем Б. не соблюдены. Судом обоснованно не приняты во внимание доводы антимонопольного органа о наличии у предпринимателя Б. документов о дополнительном профессиональном образовании: диплома о профессиональной переподготовке в сфере психотерапии, сертификата о присвоении специальности "Психотерапия", сертификата о присвоении специальности "Наркология" и др., поскольку данные документы не подменяют собой лицензию на медицинскую деятельность. Исходя из этого, суд пришел к обоснованному выводу том, что рекламируемая доктором Б. услуга является медицинской в сфере психиатрии-наркологии и допускается только при наличии соответствующей лицензии (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 2008 г. N Ф04-4645/2008(8976-А46-43)).
В другом случае суд, напротив, согласился с доводами медицинского учреждения о том, что услуги по эндопротезированию молочных желез (хирургическая косметология) не требуют углубленной подготовки его штатных сотрудников, имеющих квалификацию хирурга и соответствующий сертификат специалиста. Тем более что у самой медицинской организации имеется лицензия на оказание медицинских услуг по следующим направлениям: хирургия, челюстно-лицевая хирургия, косметология хирургическая (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 ноября 2007 г. N А66-4312/2007).
К достоинствам Положения о лицензировании медицинской деятельности (2007 г.) следует отнести прямое отнесение к лицензируемому виду деятельности методов традиционной (народной) медицины. Ранее подобные услуги могли оказываться лицами, имеющими диплом целителя, выданный органами управления здравоохранением субъекта РФ - по заявлению соискателя и ходатайству профессиональной медицинской ассоциации (ст. 57 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). На практике указанный порядок выдачи дипломов целителя, как правило, не соблюдался (Постановление ФАС Московского округа от 28 июля 2004 г. N КА-А40/6205-04 (суд признал законным отказ Департамента здравоохранения г. Москвы выдать индивидуальному предпринимателю диплом целителя в связи с отсутствием государственных образовательных стандартов для подготовки целителей и установленного законом порядка выдачи диплома целителя)).

В целях защиты интересов граждан-потребителей Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития в 2006 г. была введена в действие Система добровольной сертификации услуг в области народной медицины "Реестр целителей" (Приказ Росздравнадзора от 25 января 2006 г. N 154-Пр/06). Однако и эта система контроля не всегда позволяла пресекать практику лжецелительства, а также недобросовестную рекламу подобных услуг. В настоящее время для применения методов традиционной медицины диплома целителя уже недостаточно, необходима также лицензия.

Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан и Законом РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 "О медицинском страховании граждан" предусмотрено существование государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения. Частные медицинские организации, как правило, предоставляют медицинские услуги за плату - на основании договора возмездного оказания медицинских услуг или договора добровольного медицинского страхования (Закон не исключает возможности участия частных медицинских организаций и в реализации программы оказания бесплатной (гарантированной) медицинской помощи по договорам обязательного медицинского страхования).

Государственные и муниципальные учреждения здравоохранения вправе оказывать платные медицинские услуги лишь в качестве дополнительных (сверх гарантированного государством объема бесплатной медицинской помощи) при соблюдении определенных условий:
- в качестве платных могут оказываться те медицинские услуги, которые не входят в гарантированный государством объем бесплатной медицинской помощи (Тем не менее подавляющее большинство региональных актов в сфере здравоохранения предусматривают возможность оказания в качестве платных и тех медицинских услуг, которые входят в программу государственных гарантий, но оказываются в условиях повышенной комфортности. Подобную практику работы государственных и муниципальных учреждений здравоохранения вряд ли следует поощрять);
- при оказании платных медицинских услуг не должны ухудшаться условия и доступность для граждан бесплатной медицинской помощи;
- государственное (муниципальное) учреждение здравоохранения должно получить специальное разрешение на осуществление деятельности по оказанию платных медицинских услуг.
Порядок осуществления государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения деятельности по оказанию платных медицинских услуг устанавливается нормативными актами субъектов РФ и органов местного самоуправления. В частности, на территории Московской области действует Порядок предоставления платных медицинских услуг государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения Московской области (утвержден Приказом Министерства здравоохранения Московской области от 23 апреля 2008 г. N 204). Данный Порядок является обязательным для исполнения государственными учреждениями здравоохранения Московской области; для муниципальных учреждений здравоохранения Московской области данный Порядок носит рекомендательный характер.
Платные медицинские услуги оказываются медицинским персоналом в свободное от основной работы время с обязательным составлением раздельных графиков по основной работе и работе по оказанию платных медицинских услуг. Оказание платных медицинских услуг в основное рабочее время допускается в виде исключения в связи с технологией их проведения при условии первоочередного оказания гражданам бесплатной медицинской помощи. При оказании платных медицинских услуг в установленном порядке заполняется медицинская документация. При этом в амбулаторной карте и карте стационарного больного делается отметка об оказании медицинских услуг на платной основе и прикладывается договор на оказание платных медицинских услуг.
В качестве платных могут оказываться следующие виды медицинских услуг:
- медицинские осмотры, проводимые для получения водительских прав, выездной визы, права приобретения оружия, а также медицинские осмотры, проводимые по направлению спортивных обществ;
- все виды медицинского обследования, освидетельствования, консультаций, экспертиз и лечения, проводимые по личной инициативе граждан (при отсутствии жалоб и медицинских показаний);
- диагностические исследования, процедуры, манипуляции, консультации и курсы лечения, проводимые на дому больным (кроме лиц, которые по состоянию здоровья и характеру заболевания не могут посетить учреждения здравоохранения);
- диагностические и лечебные мероприятия, применение которых носит необязательный характер и не обусловлено состоянием пациента (уход за больными на дому при отсутствии прямых показаний, наблюдение медицинскими работниками стационара за больными на дому после их выписки и т.п.);
- продление по желанию больного пребывания в стационаре по завершении курса лечения и при наличии условий для перевода его на лечение в амбулаторных условиях;
- зубное протезирование (за исключением отдельных категорий лиц, предусмотренных законодательством) и косметологическая стоматология;
- искусственная инсеминация и экстракорпоральное оплодотворение;
- прерывание запоев и псевдозапоев, купирование острой алкогольной и наркологической интоксикации на дому;
- судебно-медицинская экспертиза, назначенная по личной инициативе граждан;
- предоставление медицинских услуг повышенной комфортности и повышенной сервисности, в том числе уход за больными на дому, транспортные услуги учреждений здравоохранения в случаях, не связанных с оказанием экстренной медицинской помощи, прокат простейших видов медицинской техники, изделий медицинского назначения и предметов ухода за больными, временное пребывание хронических больных в учреждениях здравоохранения с целью обеспечения ухода и пр.
Некоторые из перечисленных платных услуг, безусловно, вызывают удивление: медицинские услуги повышенной комфортности, диагностические и лечебные мероприятия, применение которых носит необязательный характер, и пр. Было бы наивным полагать, что подобная деятельность может осуществляться государственным (муниципальным) учреждением здравоохранения без ущерба для основной - предоставления гражданам бесплатной медицинской помощи, доступной и квалифицированной. Тем не менее вопрос о возможности государственных и муниципальных учреждений здравоохранения совмещать деятельность по оказанию бесплатных и платных медицинских услуг положительно решен и в судебной практике.
Ф. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой об отмене Постановления Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27 "Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями" в части, касающейся государственных и муниципальных медицинских учреждений (п. п. 1, 4, 7 Правил). Как пояснили в судебном заседании заявитель Ф. и его представитель, оспариваемое Постановление Правительства РФ создает препятствия к осуществлению гражданином его права на получение бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения и незаконно возлагает на гражданина обязанность оплаты медицинских услуг в этих учреждениях.
Представитель Правительства РФ пояснил в суде, что оспариваемый нормативный правовой акт не содержит норм, обязывающих граждан оплачивать медицинские услуги в государственных и муниципальных медицинских учреждениях. Правила определяют порядок и условия предоставления платных медицинских услуг населению дополнительно к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи.
Выслушав объяснения сторон и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ, полагавшего, что жалоба не подлежит удовлетворению, Верховный Суд РФ отказал Ф. в удовлетворении заявленных требований. Гражданский кодекс РФ (ст. ст. 50, 120) не запрещает некоммерческим организациям, в частности государственным и муниципальным медицинским учреждениям, оказывать платные медицинские услуги населению в дополнение к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи. Пунктом 4 указанных Правил предусмотрено, что государственные и муниципальные медицинские учреждения оказывают платные медицинские услуги населению по специальному разрешению соответствующего органа управления здравоохранения, что позволяет осуществлять контроль за условиями предоставления бесплатной медицинской помощи (ее доступностью, квалифицированностью и т.д.) (Решение Верховного Суда РФ от 18 апреля 2002 г. N ГКПИ2002-364).

В соответствии с п. 2 ст. 779 ГК РФ оказание платных медицинских услуг регулируется положениями гл. 39 Кодекса о договоре возмездного оказания услуг и § 1, 2 гл. 37 Кодекса (общие положения о договоре подряда, нормы о бытовом подряде), если это не противоречит существу отношений по оказанию медицинской помощи. С помощью положений о договоре подряда можно определить права заказчика (пациента) при оказании медицинской услуги с недостатками. Заказчик вправе потребовать безвозмездного устранения недостатков; безвозмездного повторного оказания услуги; соразмерного уменьшения цены; возмещения собственных расходов, понесенных на устранение недостатков силами третьих лиц (п. 1 ст. 723, п. 1 ст. 737 ГК РФ); отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной суммы (ст. 739, п. 3 ст. 503 ГК РФ).
К отношениям медицинского учреждения с гражданином, заказывающим (получающим) платную медицинскую услугу, также подлежат применению Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (утвержденные Постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27) и нормы Закона о защите прав потребителей.
Применительно к медицинской помощи вопрос о качестве оказанных пациенту (потребителю) услуг ставится не сам по себе, а, как правило, в связи с наступлением тех или иных неблагоприятных последствий платного лечения: осложнений первичного заболевания, повреждений внутренних органов и тканей и пр. Соответственно, спор переходит в плоскость возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью пациента (ст. 1084 ГК РФ).
При оценке противоправности действий медицинской организации суд учитывает существующие стандарты лечения тех или иных заболеваний, инструкции Минздрава России, а также научную литературу в соответствующей области медицины.
Чертановским районным судом г. Москвы рассмотрен иск З. к государственному учреждению здравоохранения "Городская поликлиника N 82" (далее - ГП N 82), государственному учреждению здравоохранения "Городская клиническая больница N 7" (далее - ГКБ N 7) и Департаменту здравоохранения г. Москвы о возмещении убытков и компенсации морального вреда.
Как установлено судом, З. в связи с беременностью наблюдалась в женской консультации ГП N 82, была отнесена к группе высокого риска (с учетом возраста - 41 год, привычного невынашивания беременности, отрицательного резус-фактора и пр.), однако надлежащей медицинской помощи по ведению беременности и установлению причин невынашиваемости беременности не получила. С 25 июля 1997 г. истица неоднократно обращалась в женскую консультацию с жалобами на состояние здоровья, но безрезультатно: госпитализация для родов была назначена истице на 19 августа 1997 г., а в ночь на 1 августа 1997 г. ребенок истицы умер.
В судебном заседании представитель истицы поддержал исковые требования и пояснил, что работниками ГП N 82 и ГКБ N 7 был нарушен ряд нормативных актов в области здравоохранения:
- требования ст. 58 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, согласно которой врач должен организовать своевременное и квалифицированное обследование и лечение пациента;
- требования Приказа Минздрава СССР от 21 июля 1988 г. N 579 "Об утверждении квалификационных характеристик врачей-специалистов", в том числе п. 28 приложения, в котором изложены обязанности врача-акушера-гинеколога;
- требования Приказа Департамента здравоохранения г. Москвы от 31 июля 1995 г. N 448 "О московских городских стандартах амбулаторно-поликлинической медицинской помощи для взрослого населения", в том числе Стандарт оказания медицинской помощи при беременности и нефропатии, который предусматривает обязательное проведение УЗИ плода, а при обострении процесса - госпитализацию в стационар, дородовую госпитализацию в 37 - 38 недель в специализированный роддом, а также Стандарт оказания медицинской помощи при токсикозе 2-й половины беременности, который также предусматривает стационарное лечение токсикозов 2-й половины беременности.
Изучив доводы сторон, а также заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которому одной из причин гибели плода стало несвоевременное выявление врачами и отсутствие адекватного лечения токсикоза 2-й половины беременности у истицы, суд признал исковые требования З. обоснованными. Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2003 г. исковые требования З. удовлетворены, с каждого из ответчиков в пользу истицы взыскана компенсация морального вреда в размере 35000 руб.

Для многих видов медицинского вмешательства (проведение операций, внутривенных инъекций и пр.) характерен риск наступления неблагоприятных последствий - осложнений, повреждений внутренних тканей. Поэтому в сфере оказания медицинской помощи как нигде более востребовано правило п. 3 ст. 1064 ГК РФ о том, что в возмещении вреда может быть отказано, если он был причинен по просьбе или с согласия потерпевшего и действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. Если медицинская организация предупредила пациента о риске возможных послеоперационных осложнений, при этом ее действия соответствуют существующим медицинским стандартам и правилам, причиненный в ходе операции вред переходит в разряд правомерного и не подлежит возмещению.
К. обратилась в суд с иском к ООО "Ц." о возмещении вреда здоровью в сумме 150000 руб., материального ущерба в сумме 10000 руб. (плата за услугу) и компенсации морального вреда в размере 200000 руб. Свои требования мотивировала тем, что 14 июня 2002 г. ей была проведена некачественная операция, а затем 24 июня 2002 г. повторная операция. На третий день после повторной операции ее состояние резко ухудшилось, произошла остановка кровообращения и дыхания. По окончании лечения истице установлена II группа инвалидности по общему заболеванию.
Из материалов дела следует, что К. заключила с ответчиком договор об оказании платной медицинской услуги (лапароскопия, гистероскопия), стоимость услуг - 10000 руб. При поступлении в гинекологическое отделение ООО "Ц." на плановое оперативное лечение К. был подписан формуляр письменного согласия, в соответствии с которым истица дала согласие на то, что при определенных обстоятельствах (возникновении осложнений) оперативное лечение может закончиться традиционным способом, т.е. полостной операцией.
В ходе судебного разбирательства истицей не было доказано, что ответчик оказал некачественную услугу: заболевание, по поводу которого К. оперировалась, излечено. Доводы истицы о том, что ухудшение состояния здоровья связано с проведением полостной операции (вместо эндоскопической), не могут быть приняты во внимание, поскольку согласно формуляру письменного согласия К. понимала и не возражала, что в силу объективных причин и при обнаружении каких-либо осложнений при проведении эндоскопической операции ей может быть проведена полостная операция.
Согласно акту служебного расследования, возникшее у истицы на третий день послеоперационного периода осложнение в виде остановки кровообращения и дыхания нельзя связать с основным заболеванием, равно как и связать ухудшение состояния здоровья и инвалидность с выполненными операциями. Суд разъяснил сторонам право провести судебно-медицинскую экспертизу для установления причинно-следственной связи между проведенной операцией и ухудшением состояния здоровья, однако ни одна из сторон не заявила соответствующего ходатайства. При таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных доказательств наличия подобной связи. Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 22 апреля 2004 г. в иске К. отказано.

Признаками наличия вреда здоровью могут быть телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, возникновение и развитие заболеваний, патологических состояний и пр. При повреждении здоровья потерпевший в полной мере или частично теряет способность к труду, соответственно, лишается заработка, вынужден затрачивать средства на лечение, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д. Материальные потери (затраты) такого рода и образуют имущественный вред, причиненный здоровью гражданина.
К. предъявила иск к муниципальному учреждению здравоохранения о возмещении вреда здоровью, материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с некачественно проведенной операцией по удалению камней в желчном пузыре, повреждением общего желчного протока, что привело к тяжелым последствиям, включая инвалидность II группы и утрату профессиональной трудоспособности на 100%.
Решением Сосновоборского городского суда Красноярского края от 26 апреля 2005 г. исковые требования истицы удовлетворены, с ответчика в пользу К. взыскано в возмещение утраченного заработка единовременно 16800 руб., ежемесячно по 800 руб., расходы на приобретение лекарств 4965 руб. и компенсация морального вреда 100000 руб. Суд, руководствуясь ст. ст. 1064, 1068, 1085, 1086, 151 ГК РФ, с учетом заключения судебно-медицинской экспертизы пришел к выводу о том, что по вине врача, проводившего операцию истице, был поврежден общий желчный проток, что привело к тяжким последствиям: создало угрозу для жизни истицы, повлекло утрату профессиональной трудоспособности на 100%. Нуждаемость в лекарствах и расходы на их приобретение подтверждены соответствующими заключениями врачей и товарными чеками.

При причинении вреда здоровью пациент также вправе требовать компенсации морального вреда (страданий), который может выражаться в физической боли, связанной с тяжестью причиненного увечья, длительным неадекватным лечением заболевания, либо в нравственных переживаниях в связи с утратой близких, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распадом семьи. Характер и степень физических и нравственных страданий оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, род занятий, состояние здоровья). Порядок компенсации морального вреда установлен в § 4 гл. 59 ГК РФ.
С. предъявила иск к лечебному учреждению (больнице скорой медицинской помощи) о взыскании 6000 руб. для оплаты расходов по проведению косметической операции и 200000 руб. компенсации морального вреда. Судом установлено, что из-за неправильного введения врачами скорой помощи инъекции хлористого кальция у истицы развился некроз мягких тканей левой руки. В течение длительного времени истице пришлось терпеть сильные боли, была ограничена подвижность левой руки, после проведения лечения на руке остались рубцы, поэтому истица не может носить одежду с коротким рукавом. Для устранения указанных дефектов истице необходима косметическая операция. С учетом фактических обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости суд удовлетворил требование истицы о компенсации морального вреда в сумме 20000 руб. Требование о возмещении затрат на проведение косметической операции отклонено, поскольку истицей не представлена смета (расчет) расходов на ее проведение (решение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 29 декабря 2003 г.).

Как уже отмечалось, недостижение благоприятного результата лечения, на который рассчитывал пациент, само по себе не может рассматриваться как недостаток медицинской услуги. Если до заключения договора пациенту была предоставлена вся необходимая информация об услуге и отсутствовали обстоятельства, препятствующие достижению желаемого пациентом результата (ст. 36 Закона о защите прав потребителей), медицинская организация не отвечает за то, что этот результат так и не наступил.
Супруги Л. предъявили иск к ООО "Ц." о возврате уплаченной по договору суммы 78991 руб. и компенсации морального вреда в сумме 100000 руб. Свои требования мотивировали тем, что ответчик оказал некачественные платные услуги по лечению бесплодия (методом экстракорпорального оплодотворения - ЭКО): не провел предварительное обследование Л., не информировал ее о противопоказаниях к проведению вышеуказанного лечения (наличии у истицы воспалительных состояний детородных органов), что делало лечение заведомо безрезультатным.
Судом установлено, что истцами Л. подано в ООО "Ц." заявление на проведение лечения, которое является неотъемлемой частью договора об оказании платных медицинских услуг. Из этого заявления следует, что Л. был разъяснен порядок проведения лечения методом ЭКО и было известно, что лечение может оказаться безрезультатным. Согласно одному из пунктов договора супруги Л. были ознакомлены с памяткой "Лечение бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)". Факт предоставления Л. информации о процедуре ЭКО подтверждается записями в ее амбулаторной карте. Утверждения Л. о том, что она не была обследована в объеме, позволяющем выявить противопоказания к проведению ЭКО, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы. Согласно объяснениям эксперта, предварительное обследование пациентки было проведено в полном объеме и противопоказаний к лечению бесплодия методом ЭКО выявлено не было, отрицательный результат лечения мог быть вызван рядом факторов, о которых пациентка была заранее информирована. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 16 декабря 2003 г. в иске отказано.

Платные медицинские услуги могут предоставляться на основании договора добровольного медицинского страхования. Заключая подобный договор с гражданином (страхователем) (Добровольное медицинское страхование может быть индивидуальным и коллективным. В последнем случае в качестве страхователя выступает работодатель, заключающий договор добровольного медицинского страхования в пользу своих работников (ст. 430 ГК РФ)), страховщик оказывает ему платную услугу для удовлетворения личной потребности в поддержании и восстановлении нормального состояния здоровья. Соответственно, к указанным отношениям применяется законодательство о защите прав потребителей. С учетом специфики страховых правоотношений к договору страхования с участием гражданина применяются лишь общие правила Закона о защите прав потребителей: о праве гражданина на получение информации об услуге, компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности, освобождении от уплаты госпошлины.

Правовые последствия нарушений договора добровольного медицинского страхования определяются гл. 48 ГК РФ и Законом РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации". В частности, при ненадлежащем исполнении договора страховщиком гражданин (страхователь) вправе потребовать расторжения договора, возврата уплаченной страховой премии и возмещения иных убытков. Если ненадлежащее исполнение договора добровольного медицинского страхования сопровождалось причинением вреда здоровью гражданина вследствие некачественных медицинских услуг, гражданин (страхователь) вправе предъявить к медицинскому учреждению иск о возмещении вреда. К иску о нарушении договора добровольного медицинского страхования применяется трехлетний срок исковой давности. На требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, исковая давность, напротив, не распространяется (ст. 208 ГК РФ).
К. предъявила иск к страховой компании и родильному дому о расторжении договора добровольного медицинского страхования и возврате уплаченной страховой премии в размере 3975 руб., о возмещении вреда здоровью в размере 10000 руб. и компенсации морального вреда в сумме 50000 руб.
В судебном разбирательстве факт нарушения договора страховщиком нашел полное подтверждение. Вопреки условиям договора добровольного медицинского страхования по программе "Благополучные роды. Комфорт", предусматривающего более комфортное и квалифицированное медицинское обслуживание, роды у застрахованной К. принимались в обычных условиях: при участии минимального количества специалистов, в общем зале вместо отдельной палаты. Суд посчитал, что застрахованная была лишена практически всех тех благ и удобств, на которые могла рассчитывать, заключая договор со страховщиком, и удовлетворил ее требование о расторжении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ). В пользу истицы со страховой компании взыскана страховая премия в полном объеме.
В остальной части исковых требований суд отказал по следующим причинам. Требование о возмещении вреда здоровью истица мотивировала тем, что вследствие осложненных родов и оказания ей некачественной медицинской помощи по родовспоможению были повреждены детородные органы истицы: ушивание послеоперационных разрывов было произведено некачественно, впоследствии образовался соединительный тяж, невозможна нормальная половая жизнь. Однако по заключению судебно-медицинской экспертизы образование подобного соединительного тяжа обусловлено индивидуальными особенностями организма и не связано с тактикой ведения родов и оказанной истице медицинской помощью. Требование о компенсации морального вреда суд также отклонил, поскольку в судебном разбирательстве не был доказан факт нарушения личных неимущественных прав истицы и, соответственно, отсутствуют основания для компенсации морального вреда (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 16 февраля 2004 г.).

Комментируя данный пример, необходимо отметить ошибочность вывода суда об отсутствии оснований для компенсации морального вреда истице. Действительно, по общему правилу моральный вред подлежит компенсации при нарушении личных нематериальных благ и неимущественных прав гражданина. В то же время в соответствии с п. 2 ст. 1099 ГК РФ в предусмотренных законом случаях подлежит компенсации моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина. Одним из таких оснований является нарушение прав потребителя (ст. 15 Закона о защите прав потребителей). Следовательно, установив факт существенного нарушения страховщиком договора, заключенного с потребителем, суд должен был взыскать в пользу потребителя не только уплаченную страховую премию, но и компенсацию морального вреда.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности