На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Конституционные основы адвокатской деятельности: обеспечение доступа к правосудию, право на судебную защиту и квалифицированную юридическую помощь

17 Фев 2011 10:27

В настоящее время проблема оказания квалифицированной юридической помощи является одной из самых актуальных. В п. 1 ст. 1 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" указывается, что адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее - доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Таким образом, на уровне федерального закона обеспечение доступа доверителей к правосудию объявлено целью адвокатской деятельности. Понимание цели деятельности как категории, характеризующей конечную задачу и идеальный результат, обеспечивается различными средствами, в том числе законодательным регулированием статуса адвоката и его отдельных аспектов, вопросами тактики адвокатской деятельности. Роль адвокатской деятельности в свете обеспечения доступа к правосудию Конституционный Суд РФ определил так: "Реализации права на судебную защиту наряду с другими правовыми средствами служит институт судебного представительства, обеспечивающий заинтересованному лицу получение квалифицированной юридической помощи (часть 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации), а в случаях невозможности непосредственного (личного) участия в судопроизводстве - доступ к правосудию. В отличие от граждан организации по своей правовой природе лишены возможности непосредственно участвовать в судопроизводстве, а потому дела организаций ведут в арбитражном суде их органы в лице руководителей или другие по их выбору представители (части 4 и 5 статьи 59, статья 61 АПК Российской Федерации)". В этой связи представляется целесообразным проанализировать правовую природу доступа к правосудию, основные проблемы, связанные с ним, а также возможные пути их решения.

Отмечается, что "доступность правосудия представляет собой гарантированную законом возможность для заинтересованных лиц инициировать судебный процесс в любой его стадии и получить судебную защиту посредством вынесения законного и обоснованного судебного акта". Д. Козак определил доступность правосудия как "наличие институциональных и процессуальных гарантий, обеспечивающих права потенциальных участников процесса получить справедливое правосудие". Таким образом, общей категорией для приведенных позиций Р.М. Масаладжиу и Д. Козака является гарантированность. Интересной представляется точка зрения, раскрывающая правовую природу гарантирования. Гарантирование - разновидность обеспечения, т.е. такой особенной формы всеобщего взаимодействия элементов действительности, при которой одни элементы (или продукты их деятельности) выступают условием существования или функционирования других элементов. Появление в данной сфере субъекта социального (в первую очередь государственного) управления требует (для достижения целей такого управления) усиления ординарного обеспечительного воздействия в отдельных аспектах, что достигается с помощью дополнительных средств (гарантий). Гарантии призваны осуществлять специальное (повышенное) обеспечение, выступая дополнительными мерами, средствами и способами, целенаправленно создающими в комплексе требуемые условия (среду) существования и функционирования обеспечиваемого объекта.

Е.Б. Абросимова рассматривает принцип свободного доступа к правосудию как основу современной концепции справедливого или должного правосудия. Она выделяет следующие элементы этого принципа:
1) свобода и равенство доступа всех субъектов права к суду (субъектный элемент);
2) универсальность компетенции суда в предметном, территориальном и темпоральном аспектах (компетенционный элемент);
3) правило ординарного суда и должного судьи, включая запрет на существование чрезвычайных судов (институциональный элемент);
4) состязательность судебной процедуры (процессуальный элемент).
Сущность принципа доступа к правосудию, по мнению Е.Б. Абросимовой, заключается в отсутствии чрезмерных, необоснованных правовых и практических препятствий для рассмотрения дела в суде.

С приведенной точкой зрения, по сути, трактующей доступность правосудия в "техническом" аспекте права на судебную защиту, соглашается и И.Б. Михайловская, считающая, что "доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту".

Представляется, что доступность правосудия следует рассматривать как средство гарантирования конституционного права на судебную защиту, обеспечения реальности ее получения, опосредованное наличием законодательно установленной процедуры подачи, рассмотрения и разрешения жалобы, заявления и иного документа компетентным судом. Под доступностью правосудия понимают конституционно гарантированное правом право на оказание помощи по назначению в уголовном процессе. 20% адвокатов к названному праву добавили право, предусмотренное ст. 50 ГПК РФ.
Вместе с тем в аспекте обеспечения доступности правосудия содержится ряд проблем. Опрошенные адвокаты считают, что главной среди них, не умаляя сложности и значимости остальных, является то, что действующая судебная система перекладывает решение всех вопросов, связанных с поиском надлежащего судебного учреждения, на граждан, следовательно, законодатель возлагает на рядового гражданина обязанность иметь специальные познания или обратиться за ними к субъектам оказания юридической помощи, включая адвокатов. 100% адвокатов считают, что реальной доступности правосудия нет.

Решение задачи обеспечения доступности правосудия В.Ф. Яковлев связывает, в частности, с дифференциацией судебных процедур, в том числе с упрощенными формами судопроизводства, а также с применением альтернативных методов разрешения споров и примирительных процедур, с созданием квазисудебных органов для досудебного разрешения административных споров. "Судебная защита должна всегда присутствовать, быть гарантирована - в этом ее успешность. Но не все должно начинаться с нее". 99% опрошенных адвокатов считают, что упрощенные формы судопроизводства необходимы, но они в настоящий момент неэффективны.

Наибольшая часть необходимых на данном этапе знаний связана с требованиями, предъявляемыми к форме и содержанию документов, а также с правилами подведомственности и подсудности дел судам. По мнению автора, возможно несколько способов решения данного аспекта единой проблемы: принятие организационного решения или изменение действующего гражданского процессуального законодательства без создания или упразднения новых органов. Применение первого варианта описано в литературе так: "Лучший способ организации судебной защиты связан с обращением в судебное учреждение по правилу одного окна. Распределение поступившего заявления в адрес того или иного подразделения внутри ветвей судебной власти относится к обязанностям самого судебного учреждения. Отступления от этого правила всегда должны иметь предельно допустимые ограничения по предмету и периоду действия". Принятие рассматриваемого предложения, очевидно, повлечет за собой изменение структуры судебного учреждения с возложением функции распределения поступивших заявлений на определенное подразделение и его специалистов либо сопряжено с созданием отдельного органа, занимающегося реализацией данной функции. Второй из предложенных вариантов предполагает следующее. Статья 129 АПК РФ, регулирующая вопросы возвращения искового заявления, предусматривает в качестве одного из оснований вынесения соответствующего определения то обстоятельство, что дело неподсудно арбитражному суду (пп. 1 п. 1 ст. 129 АПК РФ). Высший Арбитражный Суд РФ дал разъяснение о том, как следует поступать суду в связи с принятием неподведомственного дела. При поступлении заявления о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, рассмотрение дела о котором не отнесено частью 3 статьи 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражного суда, суд выносит определение о возвращении заявления применительно к пункту 1 части 1 статьи 129 АПК РФ. В случае установления неподведомственности дела на стадии его рассмотрения суд, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу. Однако данная позиция ВАС РФ не была единогласно поддержана. В частности, отмечается, что "традиционно под подведомственностью понимают свойство юридических дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными юрисдикционными органами. Подсудность - это относимость подведомственного судам (арбитражным судам) дела к ведению определенного суда различных звеньев. Таким образом, подведомственность позволяет отграничить компетенцию арбитражного суда от суда общей юрисдикции или иных органов, а подсудность - полномочия одного звена судебной системы от других, а также полномочия арбитражных судов одного звена по территориальному признаку. Соответственно, заявление о рассмотрении неподведомственного (т.е. подлежащего рассмотрению другим органом или судом общей юрисдикции) арбитражному суду дела не должно возвращаться как неподсудное (т.е. как не относящееся к компетенции арбитражного суда данного уровня). Поэтому разъяснение Высшего Арбитражного Суда РФ вызвало обоснованную критику, поскольку произошло смешение разных понятий: "подсудность" и "подведомственность".

Также установлено, что определение арбитражного суда о возвращении искового заявления может быть обжаловано, и в случае его отмены исковое заявление считается поданным в день первоначального обращения в арбитражный суд. Не исключено и повторное обращение с таким же требованием в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для его возвращения. В отличие от АПК РФ ГПК РФ в случае выявления обстоятельств, препятствующих вынесению определения о принятии искового заявления, предусматривает не только возвращение искового заявления, но и отказ в его принятии, причем первым названо то обстоятельство, что заявление неподведомственно суду общей юрисдикции (по тексту закона - "не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке" - пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ). При этом отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям и может быть обжалован (п. 3 ст. 134 ГПК РФ). Таким образом, действующее правовое регулирование затрудняет доступ к правосудию, поскольку на практике возможны ситуации, когда арбитражный суд возвращает исковое заявление, его определение об этом вступает в законную силу, после чего по заявлению, поданному в суд общей юрисдикции, выносится определение об отказе в принятии в связи с неподведомственностью. Представляется, что в целях обеспечения доступа к правосудию следует законодательно установить запрет суду общей юрисдикции в таких ситуациях отказывать в принятии искового заявления в связи с неподведомственностью, установив обязанность для заявителя приложить к заявлению копию определения арбитражного суда, вступившего в законную силу, обязав его принимать такие заявления к производству и рассматривать их по существу, что потребует внесения изменений в ряд статей ГПК РФ, в частности в ст. ст. 22, 132, 134 ГПК РФ.
Таким образом, проблема доступности правосудия тесно связана с правом на судебную защиту. "Применительно к отечественной правовой системе право доступа к суду можно понимать как составную часть права на судебную защиту, а именно как процессуальную составляющую этого права, связанную с реализацией права на судебную защиту при обращении в суд и в ходе судебного производства".

Рассматривая правовую природу права на судебную защиту, необходимо отметить следующее. Одним из факторов, раскрывающих данное явление, может быть рассмотрен объем понятия. Отмечается, что судебная защита представляет собой организационно-правовой механизм обеспечения прав и свобод человека и гражданина посредством рассмотрения судами дел по обращениям лиц с жалобами на нарушение или создание препятствий в реализации их прав и свобод либо возложение на них не предусмотренной законом обязанности в процедурах конституционного, гражданского, уголовного, административного судопроизводства, направленной на восстановление нарушенного права, реализацию свободы и компенсацию причиненного вреда. Рассматриваемое явление определяется как "комплексный правовой институт конституционного права и представляет собой систему правовых норм, устанавливающих основания, способы и формы судебной защиты основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечивающих выполнение государством обязанности по их признанию, соблюдению и защите в соответствии с международными стандартами". По мнению автора, с предложенной Д.В. Белоусовым позицией можно согласиться.

В науке известны различные трактовки структуры права на судебную защиту. Н.А. Чечина отмечала, что право на судебную защиту "включает в себя комплекс правомочий: право на обращение к суду, т.е. право на возбуждение судебной деятельности (дела); на объективное и справедливое отношение суда, на вынесение законного и обоснованного решения; на возбуждение кассационного разбирательства и на исполнение судебных решений". По мнению В.М. Жуйкова, "право на судебную защиту включает в себя право каждого заинтересованного лица на беспрепятственное обращение в суд за защитой своих прав, свобод и охраняемых законом интересов, на рассмотрение его дела в разумный срок беспристрастным и независимым судом и на исполнение судебного решения". Таким образом, из приведенных позиций следует вывод о том, что структурой права на судебную защиту охватываются все стадии гражданского процесса от возбуждения дела и рассмотрения его по первой инстанции с вынесением решения до стадии исполнения судебного решения. Кроме того, представляется бесспорной взаимосвязь права на судебную защиту и доступа к правосудию как необходимого элемента реализации данного права.

Рассматривая вопрос о понятии права на квалифицированную юридическую помощь, необходимо констатировать отсутствие единого понимания объема данного права. По мнению автора, сложившаяся ситуация не способствует более качественному изучению вопроса, поскольку, раскрывая его, различные исследователи по-разному трактуют содержание, что предопределяет дальнейшее содержание их исследований. При этом необходимо отметить то, что правовая природа данного конституционного права становилась предметом научного изучения ученых-специалистов в конституционном праве. Опрошенные адвокаты ответили, что квалифицированную помощь они понимают как "эффективную".
Вместе с тем для понимания содержания и природы конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи представляется целесообразным проанализировать вопрос о том, что такое квалифицированная юридическая помощь. Из анализа литературы следует вывод о том, что квалифицированность помощи может быть рассмотрена в аспекте профессиональности. Как отмечает Г.М. Резник, "квалифицированной в соответствии с мировой практикой может считаться помощь, оказываемая специалистами по праву - как минимум лицами, имеющими юридическое образование, при обязательном соблюдении профессиональных стандартов и этических норм, поддерживаемых профессиональным контролем. Вне этих стандартов и норм юридическая помощь квалифицированной признана быть не может".

Кроме того, Основные положения о роли адвокатов, принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г., устанавливая в разделе "Квалификация и подготовка", что правительства, профессиональные ассоциации адвокатов и учебные институты должны обеспечить, чтобы адвокаты получили соответствующее образование, подготовку и знания как идеалов и этических обязанностей адвокатов, так и прав человека и основных свобод, признаваемых национальным и международным правом (п. 9), сформулированы исходя из признания квалификации (и квалифицированности) именно в аспекте профессиональности.
Вместе с тем для понимания природы права на получение квалифицированной юридической помощи представляется целесообразным выделить признаки и критерии квалифицированности юридической помощи.
По мнению Н.Р. Мухудиновой, к критериям квалифицированности юридической помощи следует отнести:
- квалификацию лица, оказывающего юридическую помощь;
- квалифицированность деятельности по ее оказанию.

Однако с предложенной формулировкой трудно согласиться, поскольку в первом случае квалифицированность раскрывается через профессиональность, а во втором - не конкретизируется, за счет чего помимо профессиональности как внешнего свойства деятельности достигается квалифицированность деятельности субъекта.
Таким образом, средствами определения квалифицированности юридической помощи могут быть признаки и критерии квалифицированности помощи. Помимо признаков квалифицированной юридической помощи, указывающих на теоретическую конструкцию объекта, необходимо выделить критерии квалифицированности помощи, оказываемой адвокатом, которые представляют собой практическое определение квалифицированности помощи.
Таким образом, в категории адвокатской деятельности в концентрированном виде находят свое выражение не только право на обеспечение доступа к правосудию и связанное с ним право на судебную защиту, но и как средство реализации данных конституционных положений право на получение квалифицированной юридической помощи.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности