На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Участие адвоката при разбирательстве в Европейском суде по правам человека

06 Май 2010 10:17

Общеизвестно, что физическое или юридическое лицо (далее - заявитель) может подать в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд, Суд) жалобу о нарушении прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), самостоятельно, без привлечения юриста или адвоката. На этапе подачи жалобы представлять интересы на основании доверенности может любое лицо, даже не являющееся юристом.

При подписании жалобы от имени заявителя его представителем, обладающим статусом адвоката, в пункте 10 официального формуляра жалобы следует указать о наличии у представителя адвокатского статуса, место осуществления адвокатской деятельности, а также приложить доверенность от заявителя.

Между тем не всем известно, что если жалоба не была отклонена сразу как неприемлемая, а была коммуницирована властям государства-ответчика, то с этого момента заявитель не может представлять свои интересы самостоятельно без привлечения адвоката. По общему правилу с момента коммуникации жалобы интересы заявителя должны быть представлены лицом, обладающим статусом адвоката и проживающим на территории государства-ответчика или любого из государств - участников Конвенции (п. 2 ст. 36 Регламента Суда). В связи с этим после коммуникации жалобы Европейский суд предлагает заявителю указать адвоката, который будет представлять его интересы при дальнейшем разбирательстве. Однако в отношении России Суд часто делает исключения из этого правила и допускает в качестве представителей по делу юристов, не обладающих статусом адвоката. Причем в соответствии с пунктом 5 ст. 36 Регламента Суда к адвокату предъявляется требование, что он должен "в достаточной степени" владеть английским или французским языком, поскольку с момента коммуникации жалобы все состязательные документы сторон по делу (возражения, меморандумы, ходатайства), а также вся корреспонденция, направляемая Секретариатом Суда, составляются на английском или французском языке (п. 3 ст. 34 Регламента Суда). И хотя Европейский суд может разрешить адвокату по его просьбе пользоваться при составлении состязательных документов официальным языком государства-ответчика, тем не менее по общему правилу адвокат должен как минимум пассивно владеть одним из официальных языков Суда <7>.

Коммуникация жалобы - направление жалобы властям государства-ответчика для сообщения ими Европейскому суду дополнительных обстоятельств по делу и представления возражений по поводу приемлемости жалобы для рассмотрения по существу.

В соответствии со статьями 91 - 96 Регламента Суда по просьбе заявителя ему может быть безвозмездно предоставлено около 700 евро на оплату услуг адвоката и иных издержек.

Европейский суд не назначает заявителю адвоката, однако в исключительных случаях его Секретариат может оказать содействие в этом вопросе, обратившись в коллегию адвокатов соответствующей страны с просьбой указать заявителю имена адвокатов, которые могли бы представлять его интересы.

Далее по тексту для обозначения представителя в Европейском суде используется термин "адвокат".

В соответствии с прежней редакцией Регламента необходимость использовать английский или французский язык возникала с момента объявления жалобы приемлемой для рассмотрения по существу.

В случае получения разрешения от Европейского суда на перевод с английского или французского языка этот перевод осуществляется за счет Суда.

В данной статье рассматриваются основные правила представительства в Европейском суде, в частности требования к доверенности, права и обязанности представителя, гарантии, которые предоставляет адвокату Суд, а также правила возмещения судебных расходов и издержек на адвоката.

Требования, предъявляемые к доверенности в Европейский суд

Вопреки распространенному заблуждению доверенность, уполномочивающая представлять интересы в Европейском суде, может не соответствовать требованиям российского законодательства и не нуждается в каком-либо удостоверении.

Конвенция и Регламент Суда не содержат специальных требований к составлению доверенности и не обязывают удостоверять ее у нотариуса или иных лиц, а также проставлять на ней апостиль. Требования национального законодательства не распространяются на оформление доверенности в Европейский суд, поэтому ему достаточно представить доверенность в простой письменной форме, составленную на бланке, размещенном на официальном сайте Суда. Причем этот бланк должен быть подписан не только заявителем, но и адвокатом, поскольку Европейский суд полагает, что подписание адвокатом доверенности подтверждает принятие им на себя полномочий.

Например, в деле "Рябов против России" Европейский суд указал, что согласно пункту 3 ст. 45 Регламента Суда для целей разбирательства в Европейском суде достаточно доверенности в письменной форме, так как ни Конвенция, ни Регламент Суда не предусматривают какой-либо формы удостоверения доверенности какими-либо национальными властями. Суд напомнил, что он уже неоднократно отклонял возражения властей России о нарушении предусмотренных российским законодательством правил удостоверения доверенностей, и отметил, что бланк доверенности может быть напечатан или заполнен от руки либо заявителем, либо его адвокатом, либо любым третьим лицом. Для Европейского суда важно лишь, чтобы документ о полномочиях явно подтвердил следующее: заявитель доверил представление своих интересов в Европейском суде адвокату, а тот принял это поручение.

Основное требование, предъявляемое Европейским судом к доверенности, состоит в том, что она должна быть действительно выдана заявителем при наличии у того понимания. Суд исходит из презумпции действительности представленной ему доверенности. На этом основании обязанность доказывания, что жалоба подана без ведома заявителя или доверенность получена обманным путем, возлагается на власти государства-ответчика.

Власти государства-ответчика или власти - представитель государства-ответчика в Европейском суде, а также содействующие ему лица. В качестве представителя России в Европейском суде выступает Уполномоченный РФ при Европейском суде - заместитель министра юстиции РФ.

В частности, по делу "Великова против Болгарии" Европейский суд указал: простое письменное полномочие должно признаваться действительным для представительства в Европейском суде, если только власти государства-ответчика не докажут, что документ, уполномочивающий представлять интересы в Суде, составлен при отсутствии на то согласия или понимания у заявителя.

Для представительства в Европейском суде не всегда обязательно оформлять дополнительную доверенность, поскольку может оказаться достаточно доверенности, уполномочивающей представлять интересы в любых судебных органах, если не уточняется, что это российские суды. Так, в деле "Носов против России" Европейский суд указал, что ему не обязательно предъявлять отдельную доверенность на представительство, достаточно доверенности, в которой указано, что заявитель поручил представлять его интересы "во всех судебных органах", каковым и является Европейский суд.

При наличии особых обстоятельств по делу не исключается подача жалобы без доверенности. Например, без доверенности от имени корпорации может обратиться ее акционер (участник), владеющий не менее 90% акций (долей) компании. Кроме того, без доверенности можно подать жалобу в случае, когда заявитель не имеет доступа к внешнему миру или является душевнобольным.

По делу "Худобин против России" власти государства-ответчика заявили, что выданная заявителем доверенность недействительна, поскольку подписана не им самим, а его матерью. Они также указали на отсутствие подписи представителя в доверенности. Власти просили Европейский суд получить от заявителя письменное одобрение по каждому из документов, поданных его представителем, или прекратить рассмотрение дела. Суд напомнил, что он не предъявляет специальных требований к оформлению доверенности, даже если таковые содержатся в национальном законодательстве (ст. 45 Регламента Суда). Он отметил, что мать заявителя представляла его интересы в российских судах, а сам заявитель был душевнобольным и нуждался в принудительном медицинском лечении. При таких обстоятельствах Суд счел, что мать заявителя могла действовать от его имени при подписании доверенности.

Права и обязанности адвоката в Европейском суде

В ходе разбирательства в Европейском суде адвокат обладает теми же полномочиями, что и заявитель. В целом содержание прав и обязанностей адвоката в Суде является схожим с правами и обязанностями представителя по российскому процессуальному законодательству. Вместе с тем в Европейском суде права адвоката в отношении сбора и представления доказательств несколько шире, чем в российском праве. В частности, адвокат вправе представлять Европейскому суду в качестве доказательств письменные показания свидетелей, которых он опросил самостоятельно, даже если этих свидетелей не опрашивали национальные следственные, судебные или иные органы. Кроме того, адвокат может представлять в Суд доказательства, которые не представлялись в национальные суды и не оценивались ими (см., например, дело "Тимишев против Российской Федерации").

Если у адвоката возникают трудности с предоставлением Европейскому суду каких-либо документов в связи с отказом органов власти государства-ответчика представить их ему, он может обратиться в Суд с соответствующей просьбой. Обычно Европейский суд запрашивает у властей государства-ответчика материалы уголовных дел, внутренних проверок и иную информацию, которой могут располагать только власти.

По поводу обязанностей адвоката следует особо отметить необходимость отвечать на письма Европейского суда в установленный срок, поскольку непредставление сведений или документов, запрошенных Секретариатом Суда, может привести к тому, что жалоба вообще не будет рассмотрена. На адвоката возлагается также обязанность письменно извещать о любых изменениях своего адреса во время разбирательства по делу (п. 6 ст. 47 Регламента Суда), поскольку Секретариатом Суда ему направляется вся корреспонденция.

Адвокат должен проявлять уважение к Европейскому суду, его судьям и сотрудникам Секретариата, а также к властям государства-ответчика. В случае употребления адвокатом оскорбительных, угрожающих и провокационных высказываний по отношению к перечисленным субъектам Европейский суд может отстранить адвоката от участия в деле или признать жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу ввиду злоупотребления правом по смыслу пункта 3 ст. 35 Конвенции.

Так, в деле "Регак против Чешской Республики" жалоба была признана неприемлемой для рассмотрения на основании того, что заявитель высказал клеветнические обвинения в адрес судей Суда и сотрудников Секретариата. Европейский суд указал, что его высказывания недопустимы и неуместны, выходят за рамки нормальной критики и демонстрируют неуважение к Суду. Схожим образом Европейский суд признал жалобу неприемлемой из-за отправки ему писем, содержащих обвинения в адрес судей и сотрудников Секретариата Суда, по делу "Дюранже и другие против Франции".

Немаловажно, что на любой стадии производства Европейский суд вправе отстранить адвоката от участия в деле и предписать заявителю найти себе другого представителя. Согласно подпункту "b" п. 4 ст. 36 Регламента основанием для подобного решения Суда могут стать обстоятельства дела или действия адвоката. В частности, в силу статьи 44 "d" Регламента Суда адвокат может быть отстранен от участия в разбирательстве по причине использования им оскорбительных, безосновательных и недобросовестных доводов, а также слишком пространных аргументов.

Гарантии, предоставляемые адвокату Европейским судом

В качестве нарушения статьи 34 Конвенции (запрет препятствовать обращению в Суд) Европейский суд рассматривает ограничение контактов между адвокатом и заявителем, а также вмешательство в профессиональную деятельность адвоката.

Так, возбуждение уголовного дела на адвоката или угрозы ему уголовным или дисциплинарным преследованием в связи с документами, направленными в Европейский суд, представляют собой нарушение статьи 34 Конвенции.

Например, в деле "Колибаба против Молдовы" после обращения адвоката в Европейский суд генеральный прокурор Молдовы направил в коллегию адвокатов письмо, где говорилось: "Некоторые молдавские адвокаты привлекают международные организации, специализирующиеся на защите прав человека, к рассмотрению уголовных дел властями страны", при этом они "распространяют в международном масштабе ложную информацию о якобы имеющих место нарушениях прав человека, что причиняет большой вред репутации страны". В письме также сообщалось о намерении прокуратуры провести проверку по данному поводу и содержалось требование к коллегии адвокатов принять соответствующие меры и "не допускать, насколько это возможно, причинения ущерба авторитету Республики Молдовы". Расценивая данное письмо как угрозу адвокату, суд основывался на том, что содержание письма, указание в нем на личность адвоката, а также предупреждение о предстоящем расследовании по поводу жалобы представляют собой угрозы.

Действия органов власти государства-ответчика (прокуратуры, органов внутренних дел), направленные на выяснение размера гонорара, полученного адвокатом, расцениваются Европейским судом в качестве нарушения статьи 34 Конвенции. В частности, в деле "Федотова против России" адвокат и переводчица заявительницы в Европейском суде были вызваны в отделение милиции и опрошены по поводу гонораров, полученных ими от заявительницы, а также их отчетности перед налоговыми органами по этим гонорарам. Европейский суд счел подобные действия попыткой запугать заявительницу и ее адвоката с переводчицей. Суд решил, что расследование, предпринятое по поводу гонораров, полученных от заявительницы, является нарушением права, гарантированного статьей 34 Конвенции.

В вышеупомянутом деле "Рябов против России" после предъявления в Европейском суде требования о выплате денежной компенсации власти России направили в МВД и Минюст России два запроса, в которых утверждалось, что соглашение об оказании юридической помощи, предусматривающее выплату гонорара адвокату, заключено без ведома заявителя. В этих запросах содержалось требование проверить обстоятельства заключения данного соглашения. Сотрудники милиции во исполнение запроса предложили адвокату представить документы, касающиеся финансовых договоренностей с заявителем. Они также посетили заявителя в тюрьме и попытались получить письменные показания, касающиеся отношений с адвокатом. В свою очередь, Минюст России решил, что соглашение об оказании юридической помощи адвоката с заявителем заключено в нарушение Гражданского кодекса РФ и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". При этом президенту Адвокатской палаты г. Москвы было предложено разобраться в ситуации и доложить о результатах Минюсту России. В ответ президент Адвокатской палаты г. Москвы уведомил о том, что адвокат представляет интересы в Европейском суде на основании доверенности, которая оформлена надлежащим образом, и отметил, что финансовые аспекты соглашения об оказании юридической помощи защищены адвокатской тайной.

Европейский суд указал: попытки сотрудников МВД России получить документы, защищенные адвокатской тайной, являются нарушением статьи 34 Конвенции; при этом их запрос не содержал ссылок на какое-либо уголовное дело или судебное решение, разрешающее подобные действия. Проверку финансовых договоренностей с адвокатом, как отметил Суд, проводил департамент экономической безопасности МВД России, который не имел на то полномочий. Суд учел, что сам заявитель никогда не утверждал, что соглашение об оказании ему юридической помощи составлено без его ведома и является подложным, поэтому даже при наличии в нем правовых недостатков данное соглашение является предметом взаимоотношения адвоката и заявителя и это не оправдывает вмешательства правоохранительных органов. Суд решил, что меры, предпринятые органами власти в целях установления финансовых договоренностей заявителя и адвоката, направлены против адвоката и имеют целью воспрепятствование его участию в деле.

Принципиальная позиция Европейского суда заключается в том, что органы власти государства не могут никоим образом препятствовать общению адвоката с заявителем.

Так, в деле "Штукатуров против России" Европейский суд установил, что органы власти государства-ответчика препятствовали встречам и общению адвоката с заявителем. При этом власти отказались исполнить предварительную меру, указанную Европейским судом, предписывающую устранить препятствия при общении адвоката с заявителем. Европейский суд отметил, что российский суд, который отказался исполнять указанную им предварительную меру, не обладал компетенцией рассматривать вопрос о полномочиях адвоката в Европейском суде, поскольку достаточно того, что сам Суд признал его полномочия.

Возмещение Европейским судом расходов на адвоката

Согласно прецедентной практике Европейского суда возмещение судебных расходов и издержек возможно при условии выполнения следующих требований.

Расходы должны быть:

- действительными и подтверждаться документально;

- понесены по необходимости;

- разумными в количественном отношении;

- произведены заявителем для того, чтобы предупредить нарушение Конвенции или Протокола к ней или исправить его последствия.

1. Действительность расходов подразумевает, что истребуемые судебные расходы и издержки в полном объеме подтверждены документально, кроме того, имеется их подробная детализация.

В силу статьи 60 Регламента Суда каждое требование о выплате "справедливой компенсации" должно быть подано в письменной форме с указанием расчета требуемых сумм и приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций. Данное правило строго применяется Европейским судом при рассмотрении требований о возмещении судебных расходов и издержек. Суд обязывает представлять ему подробный расчет с перечислением всех судебных расходов и издержек, возникших в ходе разбирательства в Суде и в российских судах в связи с установленным нарушением Конвенции.

Гонорар адвокату, представлявшему интересы заявителя в Европейском суде или российских судах, а также возникшие у него издержки включаются в состав возмещаемых расходов и издержек.

Вместе с тем если Европейскому суду заявлено требование о компенсации расходов и издержек на адвоката, он может его не рассматривать в отсутствие детализированного счета. В этом счете целесообразно указать следующие аспекты: вид расходов и издержек (например, транспортные, почтовые и т.д.); подтверждающие документы в отношении их; расчет потраченного времени с указанием каждого составленного документа (вплоть до указания конкретных статей Конвенции и Протоколов к ней, о нарушении которых заявлено в жалобе); ставку его почасовой оплаты адвоката.

Так, в адвокатском счете, представленном Европейскому суду, можно указать время, потраченное на следующие аспекты:

- подготовку краткой (первоначальной) жалобы в Суд;

- подготовку развернутой жалобы;

- беседы с заявителем;

- опрос свидетелей и запись их показаний для Суда;

- подготовку документов в российские властные органы;

- достижение дружеского урегулирования по делу (заключение мирового соглашения);

- подготовку и перевод ответа на поставленные им вопросы;

- подготовку и перевод замечаний (меморандума) на возражения (меморандум) властей государства-ответчика;

- подготовку замечаний (меморандума) по вопросу приемлемости жалобы;

- подготовку замечаний (меморандума) по существу жалобы;

- иную переписку с Судом.

Например, в деле "Читаев и Читаев против России" адвокаты заявителей в подтверждение своих расходов и издержек представили Европейскому суду детализированный расчет на 8344,90 евро, который включал себя следующие аспекты:

- 350 евро за подготовку краткой (первоначальной) жалобы;

- 2150 - за подготовку развернутой жалобы и дополнительных замечаний;

- 2750 - за подготовку и перевод ответа заявителей на меморандум властей России;

- 375 - за подготовку дополнительной переписки с Судом;

- 750 - за подготовку ответа заявителей на решение Суда о приемлемости жалобы;

- 1250 - за подготовку юридических документов, представляемых на рассмотрение в российские правоохранительные органы;

- 582,75 - на административные расходы (7% суммы расходов на оплату юридических услуг);

- 137,15 - за международные курьерские почтовые отправления в Суд.

В итоге Суд счел вышеперечисленные расходы разумными и необходимыми и присудил заявителям в полном объеме истребуемую сумму в размере 8344,90 евро.

Практика Европейского суда знает немало примеров, когда в возмещении расходов на адвоката отказывалось на том основании, что Суду не было представлено подробной информации в отношении гонорара, выплачиваемого адвокату. В частности, по делу "Кубишин против Польши" Суд отказал в возмещении расходов на адвоката в связи с тем, что отсутствовала детализация выплаченного адвокату гонорара.

На основании детализированного адвокатского счета, где указано потраченное адвокатом время и его почасовая ставка, Европейский суд принимает решение о разумности потраченного времени и размере расходов (см. ниже). Например, по делу "Краснов и Скуратов против России" один из заявителей потребовал 7000 евро в качестве компенсации судебных расходов, возникших в российских судах. Он также требовал компенсации следующих расходов (в швейцарских франках), возникших при рассмотрении дела Европейским судом:

- 40233 - за 134 часа работы швейцарского адвоката заявителя (из расчета 300 швейцарских франков за час работы);

- 1196,30 - за 17 часов работы помощника швейцарского адвоката;

- 2024,5 - в качестве расходов на переводы;

- 356,4 - в качестве секретарских расходов;

- 331,3 - в качестве почтовых расходов.

На основании того, что заявитель не представил никаких документов, подтверждающих расходы в размере 7000 евро в российских судах, Суд отклонил эту часть требований. Однако как свидетельство расходов и издержек, возникших при рассмотрении его дела Европейским судом, заявитель представил подробный счет от швейцарского адвоката. Суд принял к сведению, что данный счет, который подтверждал, кроме прочего, что он подготовил первоначальную жалобу в Суд и два меморандума по делу, а также вел переписку с Судом. Европейский суд отметил: стоимость часа работы швейцарского адвоката заявителя представляется стандартной для адвокатов, действующих в Швейцарии, однако счел время, потраченное швейцарским адвокатом, чрезмерным. Основываясь на представленном ему счете, Суд присудил заявителю 12000 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек.

Все истребуемые судебные расходы и издержки должны подтверждаться документально, в частности, следующими документами: договорами с адвокатами (юристами) или экспертами об оказании услуг (работ), актами об оказании услуг (работ), счетами, квитанциями, приходными ордерами, платежными поручениями об оплате, выписками из банка и иными подтверждающими документами.

Если заявитель не представил Суду документальных доказательств в отношении какой-либо части истребуемых расходов и издержек, ему может быть отказано в их компенсации в соответствующей части.

Наглядным примером является дело "Шулепов против России", по которому заявитель требовал в качестве возмещения судебных расходов и издержек выплатить ему "символическую сумму" в 1 рубль. Европейский суд отклонил это требование, мотивировав свое решение тем, что судебные расходы возмещаются только в той мере, в которой они были действительно понесены и являлись необходимыми, однако сам заявитель указал, что сумма его требования является символической.

Российские суды не возмещают вознаграждение адвоката, если оно уже не было выплачено, поскольку полагают, что в этом случае не возникает фактических расходов. Между тем Европейский суд возмещает гонорар на адвоката, если он предусмотрен в имеющем юридическую силу соглашении, даже если этот гонорар не выплачен.

Таким образом, Европейский суд рассматривает право требования адвоката на причитающееся ему вознаграждение в качестве действительных расходов, поэтому он возмещает не только уже оплаченные расходы, но и расходы, которые должны быть выплачены.

Подобная ситуация возникает, когда заявитель не оплатил, но должен оплатить услуги и издержки адвоката, представляющего заявителя в Европейском суде или в судах на национальном уровне. Возмещение данных расходов возможно при условии, что Европейскому суду было предоставлено их документальное подтверждение (см. дело "Кромбах против Франции").

2. Необходимость расходов предполагает, что расходы и издержки безусловно обоснованны.

Суд рассматривает вопрос о необходимости расходов с точки зрения их надобности для должным образом осуществляемого судебного производства. Иными словами, возмещаются только расходы, вынужденно возникшие в связи с действиями, которые, по мнению Европейского суда, являются полезными для надлежащего судебного разбирательства.

На основании этого Европейский суд полностью отказал в компенсации судебных расходов и издержек в деле "Годлевский против России", где заявитель потребовал выплатить ему 5000 евро как возмещение транспортных расходов и расходов на переводчика в ходе визита в г. Страсбург. Как указал суд, заявитель посетил город по собственной инициативе, поскольку устное слушание по делу не проводилось.

Кроме того, Европейский суд оценивает необходимость расходов с точки зрения полезности для эффективной защиты прав заявителя и исходит из того, что на саму сторону возлагаются расходы, связанные с ее требованиями, ходатайствами и иными состязательными документами, которые были отклонены. Если жалоба была признана неприемлемой в какой-либо части или составленные адвокатом состязательные бумаги были отклонены, он отказывает в возмещении расходов в соответствующей части, представляющейся ему соразмерной.

Следует отметить, что критерии необходимости и разумности расходов тесно связаны между собой, особенно при возмещении расходов на нескольких адвокатов. Например, в деле "Читаев и Читаев против России" интересы заявителей в Европейском суде представляли адвокаты правозащитной организации. Суд при рассмотрении вопроса о необходимости расходов признал дело достаточно сложным, поскольку по нему проходило большое число письменных доказательств и оно требовало большого объема проведения исследовательской и подготовительной работы.

Европейский суд возмещает расходы более чем на одного адвоката при условии, что вопросы фактов и правовые вопросы, поднятые по делу, были чрезвычайно сложны и поэтому потребовали привлечения нескольких юристов для серьезных исследований и их анализа (см. вышеуказанное дело "Читаев и Читаев против России").

3. Разумность расходов предполагает соразмерность вознаграждения адвоката объему выполненной им работы, признанной Европейским судом необходимой.

Заявляя требование о возмещении расходов на адвоката, целесообразно представить их обоснование исходя из затраченного адвокатом времени и существующих почасовых ставок оплаты.

В соответствии с прецедентной практикой Европейского суда при рассмотрении вопроса о разумности расходов на адвоката учитываются:

- объем работы, проведенной адвокатом;

- результаты работы, достигнутые адвокатом;

- сложность рассмотренного дела.

В России при оценке разумности размера расходов на оплату услуг представителя принимаются во внимание следующие факторы: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела. См.: пункт 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения АПК РФ".

При оценке объема работы, проделанной адвокатом, могут быть учтены следующие моменты:

- объем подготовленных документов;

- длительность судебного разбирательства;

- наличие и количество слушаний (заседаний) по делу. Европейский суд часто рассматривает жалобы без проведения устных слушаний по существу дела, основываясь на письменной процедуре обмена между сторонами состязательными бумагами (см. ст. 59 Регламента Европейского суда);

- степень участия адвоката в деле.

В частности, Европейский суд, рассматривая вопрос о размере гонорара адвокатам по делу "Кляхин против России", отметил: защитники вступили в разбирательство после того, как жалоба была признана приемлемой. Этот факт послужил основанием для сомнений Суда в том, что подготовка доводов по существу дела потребовала столь интенсивной работы всех трех юристов.

Оценивая результаты работы адвоката, Суд учитывает, например, были или нет отклонены какие-либо претензии по жалобе или состязательные документы.

Европейский суд не возмещает расходы, связанные с состязательными документами или претензиями по жалобе, которые им отклонены. Если какие-либо фрагменты жалобы были признаны неприемлемыми или отклонены некоторые состязательные документы, Суд в соответствующей части, представляющейся ему справедливой, уменьшает сумму возмещения расходов на адвокатов. При этом он может принять во внимание детализированный счет от адвоката, где указано время, потраченное адвокатом на документы, которые были отклонены.

При оценке сложности рассмотренного дела Европейский суд принимает во внимание следующие аспекты:

- сложность дела с точки зрения исследования фактов и поднимаемых правовых вопросов;

- продолжительность разбирательства;

- большое количество представленных документальных доказательств;

- наличие нескольких сторон по делу;

- значимость подлежащего защите права;

- распространенность аналогичных дел в судебной практике или повторяемость дела с участием стороны.

Например, в деле "Хьюитсон против Соединенного Королевства" Европейский суд указал, что дело было достаточно простым и в нем затрагивались вопросы, рассмотренные в схожем деле против того же государства-ответчика.

Европейский суд не связан ставками адвокатов и размерами их гонораров в национальных судах, однако может учесть их при рассмотрении вопроса о разумности размера адвокатского гонорара.

С учетом изложенного Европейский суд при рассмотрении вопроса о разумности расходов на адвокатов руководствуется принципом пропорциональности между размером заявленного вознаграждения адвоката и объемом проведенной им работы по делу, признанной необходимой для надлежащего рассмотрения жалобы.

4. Связанность судебных расходов и издержек с обжалуемым нарушением подразумевает, что расходы и издержки, возникшие в национальных судах, компенсируются лишь в той мере, в какой они относятся к установленному Европейским судом нарушению.

Так, в деле "Федотов против России" заявитель требовал возмещения оплаты услуг адвоката, представлявшего его интересы в российских судах. Он также просил возместить расходы, возникшие при рассмотрении его дела в российских судах. Власти России отметили, что требование заявителя о возмещении судебных расходов было частично удовлетворено российскими судами. Между тем Европейский суд указал, что российские суды компенсировали заявителю только часть понесенных им судебных расходов. На основании имеющихся в его распоряжении документов Суд оценил судебные расходы заявителя, понесенные им в российских судах, в размере 800 евро и присудил эту сумму заявителю.

Европейский суд возмещает возникшие при рассмотрении дела в национальных судах расходы и издержки при условии, что они признаны необходимыми в целях предотвращения установленных нарушений или получения возмещения за них.

На основании вышеизложенного видно, что правила представительства в Европейском суде и правила возмещения им расходов на адвоката имеют определенные особенности, которые необходимо учитывать при разбирательстве в нем.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности