На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Условно-досрочное освобождение

20 Мар 2013 10:12

Ежегодно к лишению свободы в России осуждается около 300 тыс. человек. Наличие в системе уголовного судопроизводства институтов условно-досрочного освобождения и замены неотбытого наказания более мягким наказанием (далее - ДУО) призвано заинтересовать осужденных в демонстрации лояльности к режиму. В основе УДО - допустимость коррекции приговора в части вида и размера наказания в зависимости от посткриминального поведения осужденного.
Поводом к рассмотрению о возможности УДО является соответствующее ходатайство осужденного. Подавляющее большинство осужденных данное право используют. Общее число производств в рамках обозначенных выше институтов достигает 1 млн. в год.
Вопрос об УДО разрешается районным (городским) судом по месту отбывания наказания независимо от подсудности уголовного дела (ч. 3 ст. 396 УПК РФ). Сказанное означает, что орган судебной власти, занимающий в иерархии федеральных судов общей юрисдикции самую низкую ступеньку, наделен правом коррекции приговоров и последующих судебных постановлений вышестоящих судов в части вида и размера наказания.
Условно-досрочное освобождение применимо лишь к тем осужденным, исправление которых возможно без отбытия наказания в полном объеме. Поэтому отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания (ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 80 УК РФ) не является безусловным основанием для УДО.
Размер наказания - исключительная дискреция суда. Таковой же является и его дискреция по его коррекции. Процедура УДО в законе прописана крайне фрагментарно. Имеется немного ценных указаний и в рекомендациях Верховного Суда РФ. Их контекст таков: не спешите с освобождением опасных преступников.

Примечание. О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания: Постановление Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации N 8 от 21 апр. 2009 г.

Спорить с такого рода рекомендациями трудно, ибо их исправление - утопия. Помещая лицо в места лишения свободы, общество всего лишь отодвигает от себя опасность, ибо практика свидетельствует, что процент рецидива велик и в целом ряде случаев практически неизбежен. Зачастую УДО лишь приближает совершение нового преступления, а то и прямо способствует его совершению.
Если учесть, что более или менее значимых программ по ресоциализации бывших осужденных в России нет, то по большому счету нет не только оснований к УДО, но и к освобождению лиц, отбывших наказание в полном объеме. Общеизвестно, что условия жизни "на воле" - более суровы, чем "на зоне".
Очевидно и другое, что общество, разрушив социальные связи личности человека путем помещения его в места лишения свободы, обязано принять меры к своевременному их восстановлению, ибо без таковых нормальная жизнь невозможна.
В перечне обязательных условий ресоциализации осужденного находятся навыки общения с лицами, живущими "вне зоны", а также - наличие жилья и работы. В противном случае человек поспешит вернуться туда, где есть кров и пища и где его ценят другие граждане.
Суду, решающему вопрос об УДО, предписывается обеспечить индивидуальный подход к каждому осужденному. Вывод об удовлетворении (отказе в удовлетворении) соответствующего ходатайства должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания. Суду также предписывается учитывать мнение по этому вопросу представителя исправительного учреждения и прокурора.
Говоря о взысканиях, следует заметить, что учитываются взыскания за весь период отбывания наказания. Кроме того, анализируется характер нарушений. Взыскания оцениваются в совокупности с другими данными об осужденном. Наличие или отсутствие взысканий не может служить препятствием, равно как и основанием к УДО или замене наказания.
Отказ в УДО, замене наказания недопустимы, если вред не возмещен в силу таких объективных причин, как инвалидность осужденного, наличие у него заболеваний, препятствующих трудоустройству, невозможность трудоустройства из-за отсутствия рабочих мест в исправительной колонии.
Факт умышленного уклонения от возмещения вреда (путем сокрытия имущества, доходов, уклонения от работы и т.д.) является препятствием к УДО или замене наказания.
Отказ в УДО недопустим при наличии прежней судимости, мягкости назначенного наказания, непризнании осужденным вины, кратковременности его пребывания в одном исправительном учреждении.
В целях усиления воспитательного воздействия на других осужденных судам рекомендовано рассмотрение ходатайств об УДО производить с выездом в ИК.
Отказ в условно-досрочном освобождении может быть обоснован отсутствием перспектив социальной реабилитации, а также нестабильностью поведения осужденного, что свидетельствует о необходимости отбытия наказания в полном объеме.
Пример. Кульпин, 18 июня 1957 года рождения, был осужден 5 марта 1986 года Мурманским областным судом по ст. 15, п. "а" ст. 102 (покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах), ч. 1 и 2 ст. 193, ч. 2 ст. 191.1, ст. 207 УК РСФСР к 11 годам лишения свободы. Из мест лишения свободы он был освобожден 26 июля 1996 года по отбытию срока наказания.
По приговору Тверского областного суда от 1 февраля 1999 года с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ Кульпин осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. "з", "н" ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 222 УК РФ к 17 годам 3 месяцам лишения свободы. Отбытие наказания ему определено: первые три года - в тюрьме, остальная часть наказания - в исправительной колонии особого режима.
Постановлением Красногвардейского городского суда Саратовской области от 1 марта 2005 года приговор в отношении Кульпина приведен в соответствие с действующим законодательством: по ч. 4 ст. 222 УК РФ от отбытия наказания он был освобожден в связи с декриминализацией деяния; из приговора исключено указание на наличие в действиях Кульпина "неоднократности", "особо опасного рецидива преступлений", то есть применение к нему ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Постановлено: Кульпина считать осужденным по п. "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием первых трех лет - в тюрьме, а оставшейся части наказания - в исправительной колонии строгого режима.
В 2010 году осужденный обратился в Калининский районный суд Тверской области с ходатайством об условно-досрочном освобождении, мотивируя его следующими доводами: хотя он ранее и поддерживал "воровские законы", однако в них в текущий момент времени разочаровался; в период отбытия наказания в ФБУ ИК-10 Тверской области нарушений режима не допускал, взысканий не имел; имеет ряд поощрений; принимает активное участие в жизни колонии.
В судебном заседании Кульпин ходатайство поддержал и заявил, что вину в совершенном преступлении признает полностью; в содеянном раскаивается; впредь противоправных деяний не совершит; будет честно работать.
Представитель ИК-10 характеризовал Кульпина следующим образом: прибыл в колонию 6 апреля 2005 года; работал контролером ОТК в промышленной зоне, в настоящее время - ночной дневальный отряда N 6; указания и распоряжения администрации выполняет точно и своевременно; за добросовестное отношение к труду неоднократно поощрялся администрацией учреждения; мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, делает для себя правильные выводы; поддерживает дружественнее отношения с заключенными, которые его положительно характеризуют; дорожит мнением коллектива о себе; путем переписки и свиданий поддерживает отношения с родственниками; за нарушения порядка отбытия наказания ранее имел взыскания в виде выговоров, водворения в карцер, которые погашены; имеет иск 22 709 руб., из которых погасил лишь 565 руб.
В итоге администрация ИК считает, что цели наказания не достигнуты, а Кульпин нуждается в полном его отбытии.
Прокурор просил в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении отказать.
Отказывая Кульпину в условно-досрочном освобождении, суд привел следующие суждения.
С одной стороны, очевидно, что осужденный стремится стать на путь исправления, о чем свидетельствует наличие у него 14 поощрений за труд, перевод на облегченные условия отбытия наказания. С другой стороны, данные поощрения получены Кульпиным за 10 лет отбытия наказания. При этом он неоднократно допускал нарушения отбытия наказания, за которые подвергался взысканиям: 12 августа 2000 года, 17 июня 2001 года - устному выговору; 6 декабря 2001 года, 8 июля 2002 года - выговору; 10 мая 2001 года - водворению в ШИЗО на трое суток; 12 августа 2000 года, 9 мая 2001 года - водворению в карцер; 9 декабря 2005 года, 7 февраля, 20 апреля, 20, 21, 23, 25 июня, 3 июля 2006 года - профилактическим беседам, что свидетельствует, по мнению суда, о нестабильности поведения Кульпина.
При этом отсутствуют данные о перспективах социальной адаптации осужденного, нет сведений и о предполагаемых местах жительства и работы. Из приобщенного к делу письма ГУ "Дом милосердия" следует, что размещение Кульпина возможно, однако на срок не более двух месяцев (Постановление Калининского районного суда Тверской области от 8 ноября 2010 года).

Несмотря на то что приговор в отношении осужденного был изменен, в Постановлении суда приведена и такая формулировка: "Судом исследован приговор Тверского областного суда, на основании которого Кульпин осужден по п. "з", "н" ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 222 УК РФ к 17 годам 3 месяцам лишения свободы, из которого следует, что наказание ему назначено с учетом не только тяжести, но и личности виновного".

Очевидно, что вышеприведенное суждение в данном документе совершенно недопустимо. Во-первых, учет данных о личности при назначении наказания - это правило, а не исключение. Следовательно, данные о личности на момент совершения преступления в приговоре уже учтены. Суд, разрешающий вопрос о возможности условно-досрочного освобождения, переоценивать их не вправе. От него это и не требуется, ибо его задача совершенно в другом: он должен разобраться в личности осужденного на предмет возможности его условно-досрочного освобождения. Во-вторых, суд не вправе ссылаться на осуждение лица по тем статьям уголовного закона, которые декриминализированы, упоминать те сроки наказания, которые в этой связи были сокращены.
Оспаривая выводы суда первой инстанции, Кульпин в кассационной жалобе просил учесть, что он после освобождения намерен пройти курс социальной реабилитации в соответствующем государственном учреждении. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда Кульпину в удовлетворении данной жалобы было отказано (Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 29 дек. 2010 г. N 22-2621).

Несмотря на то что осужденному в удовлетворении надзорных жалоб на Постановление об отказе в условно-досрочном освобождении отказано (Постановление судьи Тверского обл. суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 1 апр. 2011 г. N 4-у-495/2011; письмо исполняющего обязанности председателя Тверского обл. суда от 24 июня 2011 г. N 4-у-595), спор относительно возможности условно-досрочного освобождения Кульпина поучителен во многих отношениях.

В первую очередь следует учесть, что данный осужденный в социальном плане личность исключительно опасная: покушение на убийство при отягчающих ответственность обстоятельствах, убийство при отягчающих ответственность обстоятельствах. О возможности появления положительных тенденций в поведении лиц, подобных Кульпину, конкретных формах их проявления криминологическая наука умалчивает.
Уверен, именно данное обстоятельство и подтолкнуло органы государственной власти (администрацию ИК, прокуратуру и суд) к отказу в удовлетворении ходатайства Кульпина, ибо примеров, когда подобные ему лица, не успев освободиться из мест лишения свободы, вновь совершают особо тяжкие преступления, ответственность за которые возлагается на лиц, принявших решение об условно-досрочном освобождении, немало.
В этой связи примечательна однозначная позиция всех чиновников: наказание Кульпину следует отбыть полностью. Подобное отношение к Кульпину не ново, так как свой предыдущий срок он тоже отбыл полностью.
Регулярно отказывая таким лицам, как Кульпин, в условно-досрочном освобождении, пенитенциарная система, прокуратура и суды рискуют перевести данную категорию осужденных в разряд тех лиц, которые не заинтересованы в законопослушном поведении, лояльном отношении к администрации, что автоматически отразится на характере их поведения после неизбежного освобождения.
Не затрагивая вопроса о возможности исправления таких лиц, как Кульпин, во вторую очередь отметим следующие немаловажные обстоятельства.
В современной России практически полностью отсутствуют институты, позволяющие адаптировать таких лиц, как Кульпин (дважды убийца), в социум. Перспективы получения жилья, трудоустройства у него в случае условно-досрочного освобождения стремятся к нулю. Однако проблема не в этом. Совершенно очевидно, что положение нисколько не изменится и к моменту истечения у Кульпина полного срока наказания. Реабилитационных мероприятий никто с ним проводить не будет, не получит он ни жилья, ни работы.
Уверенность в том, что такие лица, как Кульпин, вновь станут на путь совершения преступлений, практически минимизирует возможность их условно-досрочного освобождения. В то же время право на него у них, как и у всех прочих осужденных, имеется. Отказать в его реализации можно, лишь приведя определенные доводы. В их числе "жонглирование" такими, весьма условными, категориями, как взыскания и поощрения.
Совершенно очевидно, что в основе и тех и других лежит субъективная оценка поведения осужденного представителями администрации, которые могут как ловить его на предмет нарушений, так и переоценивать его участие в труде, различных мероприятиях воспитательного характера.
Хронология дисциплинарных проступков Кульпина свидетельствует о том, что серьезные конфликты с администрацией ИК у него были лишь в Саратовской области. Именно там он водворялся в карцер и ШИЗО. Для того чтобы упорядочить отношения в ИК-10, администрации достаточно было провести с Кульпиным беседы. Последний конфликт имел место за четыре года до подачи им ходатайства об условно-досрочном освобождении.
С учетом видов работ, поручаемых Кульпину, трудно ожидать от него как "трудовых подвигов", так и существенных доходов, позволяющих возместить судебные издержки.
Получив отказ в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, Кульпин обратился с ходатайством о замене ему неотбытой части наказания более мягким наказанием.
В судебном заседании участниками процесса были приведены данные об осужденном, в ряде случаев существенно отличающиеся от приведенных выше. Так, представитель ИК-10 заявил, что прибывший к ним 6 апреля 2005 года Кульпин: трудоустроен на участок по сборке стульев; поощрений не имеет; по характеру вспыльчив; неисправимый жалобщик, конфликтующий на ниве правдоискательства и поиска справедливости; связь с родственниками поддерживает путем переписки; за время отбытия наказания мер к погашению гражданского иска не предпринимал; вину в совершенном преступлении не признает.
В то же время из Постановления суда следует, что Кульпин имеет 10 поощрений за 11 лет за период отбывания наказания, 4 взыскания (13 августа 2000 года, 9 мая, 6 декабря 2001 года и 8 июля 2002 года), которые погашены.
Основной мотив отказа в удовлетворении ходатайства - полное отсутствие перспектив ресоциализации (Постановление Калининского районного суда Тверской области от 5 мая 2011 г.).

Как видим, данный документ лишь подтверждает содержание предыдущего, ибо в рассуждениях его авторов явно просматривается стремление найти повод для отказа в освобождении Кульпина из мест лишении свободы. Как отмечалось выше, стремление легко объяснимое.
Правильно судом определен и основной довод - перспектив устроить свою жизнь на свободе у осужденного нет.
Поскольку принципиальное решение в отношении Кульпина изначально уже принято, то все остальные проблемы, связанные с его поведением, для представителей государства вторичны, чем объясняются и противоречия в характеристиках осужденного.
Вместе с тем очевидно и другое, что Кульпин после изменения режима содержания стал предпринимать меры, направленные на скорейшее освобождение из мест лишения свободы, о чем, в частности, свидетельствует факт полного отсутствия взысканий за период его пребывания в ИК-10.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности