На главную Статьи и законы
Юридические услуги в Москве

Предмет договоров о распоряжении исключительными правами

10 Фев 2013 23:06

Случай из практики

Изучая право интеллектуальной собственности (которое теперь надо именовать по-новому - интеллектуальные права), я пришел к выводу, что двумя основными видами договоров о распоряжении исключительными правами являются: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор о предоставлении права использования охраняемого объекта исключительного права. При этом я был уверен, что между этими видами договоров имеются существенные различия.
Однако недавно мне поручили проанализировать несколько договоров, оказавшихся довольно странными. Эти договоры были названы "лицензионные договоры", стороны в них именовались "лицензиар" и, соответственно, "лицензиат". Однако их существо состояло в том, что лицензиар предоставляет лицензиату исключительное право использовать охраняемый объект (речь шла об охраняемых авторским правом телевизионных фильмах) на территории всех стран мира, в течение всего срока действия исключительных авторских прав и всеми возможными законными способами (способы использования были подробно перечислены в договорах). При этом сам лицензиар (и это тоже было указано в договорах) лишается любых прав на использование этих телевизионных фильмов. В соответствии с договорами лицензиату предоставляется также неограниченное право распоряжаться объектами договоров, то есть право предоставлять третьим лицам лицензии или уступить им все свои права, полученные по данным договорам.
Поскольку мне надо было дать ответ, к какому виду относятся эти договоры, я ответил: это договоры об отчуждении исключительных прав.

Примечание. В рассматриваемом случае лицензиаром являлось российское юридическое лицо, а лицензиатом - иностранная фирма, учрежденная за рубежом. Договоры были составлены на русском и английском языках, причем английский язык являлся основным, и подчинялись материальному праву штата Нью-Йорк (США), а споры, возникающие из договоров, подлежали рассмотрению в судах этого штата. Учитывая эти обстоятельства, в своем заключении я отметил: "Уверен, что и суд, который будет определять вид этих договоров, придет к выводу, что это договоры об отчуждении исключительных прав".

Этот случай из практики заставляет нас вернуться к общим правилам, по которым классифицируются гражданские договоры.

Название договора

Прежде всего надо запомнить правило: "Название договора не всегда соответствует виду договора". Легче всего это правило применимо в случаях, когда стороны назвали договор просто "договор". Это происходит довольно часто. Вместе с тем распространены и случаи, когда стороны в названии указывают вид заключаемого договора (например, "лицензионный договор"). В этих случаях такое название нельзя игнорировать при толковании договора. Обязательно надо учитывать, что стороны при заключении договора считали его лицензионным. Другое дело, было ли это мнение верным: действительно ли этот договор является лицензионным?

Существенные условия договора

Отнесение договора к тому или иному виду производится путем определения наличия в нем существенных условий для договоров определенного вида. Существенными являются условия о предмете договора, а также условия, которые названы в законе или в иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида (ст. 432 ГК РФ). В ст. 432 ГК РФ указывается, что договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Кроме этого, должна быть соблюдена требуемая форма договора. Далее поясняется: "Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение".
Из этой нормы следует, что предмет договора - существенное и необходимое условие любого договора. Вопрос о предмете договора является дискуссионным в науке гражданского права. Читатели, которые захотят в нем разобраться, должны ознакомиться с имеющимися публикациями.

Отметим, что ГК РФ употребляет термины "объект гражданского права" (ст. 128) и "предмет" гражданского договора (ст. 432). Логично предположить, что это разные термины, за которыми стоят разные понятия. При этом объект должен присутствовать в любом гражданском правоотношении: безобъектных правоотношений не существует! Следовательно, объект является непременной составной частью (существенным и необходимым условием) и любого гражданского договора. Почему же тогда объект как непременное условие договора не упомянут в ст. 432 ГК РФ?
Ответ на этот вопрос может быть только таким: потому, что в качестве такого условия договора в ст. 432 ГК РФ упомянут предмет договора, а объект договора входит в его состав. Именно входит в состав предмета договора, а не полностью совпадает с предметом договора, ибо в этом случае должны были бы применяться одинаковые термины. Таким образом, мы приходим к мнению, что предмет договора - это: объект гражданского права и права на этот объект, затрагиваемые договором. Поэтому предметом договоров о распоряжении исключительными правами (ст. 1233) являются: конкретный объект (из числа тех, которые указаны в четвертой части ГК РФ) и права на этот объект, затрагиваемые договором.
Попытаемся предложить более краткую формулировку: "Предметом договора о распоряжении исключительными правами являются затрагиваемые договором права на тот или иной объект". Таким образом, предметом договоров о распоряжении исключительными правами является исключительное право на соответствующий объект, а предметом лицензионных договоров - право использования соответствующего объекта в предусмотренных договором пределах.

Передача права и предоставление права

Прежде чем рассмотреть вопрос о том, в чем различие между этими правами, отметим, что по договору об отчуждении исключительное право передается (п. 1 ст. 1234), а по лицензионному договору право на использование объекта в предусмотренных договором пределах предоставляется (п. 1 ст. 1235 ГК РФ). Возникает вопрос: чем передача права отличается от предоставления права?
Ответ на этот вопрос таков: ничем. Передача права и предоставление права - синонимы, слова, одинаковые по смыслу. Хотя лингвисты и филологи, конечно, могут усмотреть различия в этих словах, для права они одинаковы.

Исключительное право и право использования

Рассмотрим теперь различие между понятиями "исключительное право" на объект, охраняемый по четвертой части ГК РФ, и "право использования" такого объекта, предоставляемое лицензиату по лицензионному договору (ст. 1235). Прежде всего отметим, что право использования, входящее в состав исключительного права, несколько раз упоминается в п. 1 ст. 1229 ГК РФ. Как следует из норм, содержащихся в этом пункте, исключительное право, как абсолютное право, состоит из следующих правомочий: права использования, которое входит в состав любого исключительного права, и права распоряжения исключительным правом, которое существует, если иное не предусмотрено ГК РФ. Таким образом, право использования - обязательная составная часть любого исключительного права.

Примечание. Как известно, право распоряжения не входит в состав исключительного права на фирменное наименование и наименование места происхождения товара.

Владелец исключительного права может реализовывать принадлежащее ему право использования двумя способами: либо сам использовать охраняемый объект, либо предоставить право использования другому лицу на основе договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора. В случае заключения договора об отчуждении исключительного права все ясно: право использования полностью в составе исключительного права перешло к новому владельцу. Но в случае заключения лицензионного договора возникает серьезный вопрос: является ли предоставленное лицензиату право использования охраняемого объекта частью права использования, принадлежащего владельцу исключительного права? Ведь при заключении лицензионного договора считается, что исключительное право полностью остается у лицензиара и даже частично к лицензиату не переходит. Иными словами, исключительное право всегда считается единым и неделимым. В этом оно принципиально сходно и даже однотипно с другим гражданским абсолютным правом - правом собственности.

Объект права собственности - вещь, а объект исключительного права - нематериальный объект

В праве собственности имеется материальный объект (вещь, товар, имущество), который по заключенному договору одна сторона передает другой. Этот материальный объект всегда единственный. Поэтому лицо, у которого он находится, всегда им владеет и может пользоваться. Напротив, лица, которые этим объектом не владеют, не могут его использовать.

Примечание. Из этих общих норм имеются исключения. Например, хранитель не вправе пользоваться поклажей, а арендатор может иногда пользоваться объектом аренды, не будучи его владельцем. Все эти исключения прямо указаны в законе, и общих норм-принципов они не колеблют.

Единственность материального объекта этих гражданских договоров позволяет построить их конструкцию следующим образом. Как уже было сказано, по этим договорам материальный объект передается одной стороной другой. Обязательность передачи материального объекта составляет суть обязательственного (относительного) правоотношения сторон. Кроме того, по договору передаются и вещные права на передаваемый объект: указывается либо, что вещь передается в собственность (купля-продажа, мена, дарение), либо что вещь предоставляется во владение и пользование (аренда). Словосочетание "передает вещь в собственность" (ст. ст. 454, 549, 559, 567, 572, 583, 807 ГК РФ) позволяет строить разные теоретические конструкции относительно того, передается ли приобретателю право собственности или оно возникает у приобретателя заново. При этом, даже в случае, когда вещь передается не в собственность, а только во временное владение и пользование, а само право собственности по договору не переходит, наличие у одной стороны договора права собственности, а у другой стороны - права пользования никаких недоразумений не вызывает, ибо собственник, не владеющий вещью, не может ее использовать. Использует вещь лишь то лицо, которое ею фактически владеет.

В сфере интеллектуальных прав ситуация более сложная. Здесь нет ни материального объекта (вещи), ни, соответственно, права владения охраняемым объектом. Следовательно, и передавать этот объект договорному партнеру невозможно. Кстати, это прямо запрещено законом: "Результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225) не могут отчуждаться и иными способами переходить от одного лица к другому" (ст. 129 ГК РФ).
Следовательно, по договору нельзя передать ни авторское произведение, ни изобретение, ни товарный знак. Но это вовсе не означает, что такой необоротоспособный объект не входит в предмет договора: хотя по договору лишь предоставляется либо исключительное право, либо право использования конкретного объекта, в предмет договора входит как соответствующее право, так и сам объект, который должен быть точно обозначен в договоре.

Примечание. Из этого правила имеются исключения, относящиеся к необнародованным объектам, а также к некоторым микробиологическим изобретениям и селекционным достижениям, поскольку последние неотделимы от своих материальных носителей. Но эти незначительные исключения не колеблют общего правила. Что касается секретов производства (ноу-хау), то на них вообще не возникает никакого исключительного права.

Таким образом, в договорах, относящихся к вещам, происходит передача договорному партнеру как самой вещи, так и прав на нее. Например, предмет договора купли-продажи - передача вещи в собственность. В договорах, которые относятся к нематериальным объектам, охраняемым по нормам четвертой части ГК РФ, договорному партнеру передаются только права, сам нематериальный объект не передается, однако этот нематериальный объект также входит в понятие "предмет договора".

Объем прав, предоставляемых по лицензионному договору

При передаче договорному контрагенту по лицензионному договору права использования охраняемого объекта в определенных пределах исключительные права лицензиара ограничиваются. При этом при простой (неисключительной) лицензии эти ограничения имеют не правовой, а чисто экономический характер. Например, если на российском рынке ежегодно может быть продано 100 машин, содержащих запатентованное изобретение, а простая лицензия предусматривает, что лицензиат получает право ежегодно продавать на российском рынке 100 таких машин, очевидно, что хотя после заключения такого договора лицензиар вправе либо самостоятельно поставлять такие машины на российский рынок, либо продать другим лицам лицензии на их поставку на российский рынок, рыночная цена этих машин упадет и патентообладатель не сможет получить прибыли от своего патента. Если же лицензия исключительная, то остающееся у лицензиара исключительное право на охраняемый объект ограничивается не только фактически, но и юридически. Одно из этих ограничений прямо указано в ст. 1236 ГК РФ: в тех пределах, которые предусмотрены лицензией, лицензиар уже не может предоставлять лицензии другим лицам.
Другие ограничения прав лицензиара могут быть установлены по желанию сторон либо в самом лицензионном договоре, либо в отдельном соглашении, заключенном при наличии лицензионного договора. Так, может быть установлено, что лицензиар не имеет права самостоятельно использовать охраняемый объект (в пределах, в которых действует исключительная лицензия, выданная лицензиату). Возможность такого соглашения прямо вытекает из п. 14 Постановления Пленума Верховного суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

"Полные" лицензии

Эти ограничения исключительных прав лицензиара, включаемые по желанию сторон в лицензионный договор, могут быть очень значительными. Недаром в проекте 2001 г. четвертой части ГК РФ, кроме "исключительной лицензии", предусматривалась возможность выдачи "полной лицензии", под которой подразумевались лицензия "без сохранения за лицензиаром права использования [охраняемого объекта] и права выдачи лицензий другим лицам" (ст. 1235 проекта). Но эта разновидность лицензионного договора в действующее законодательство не была включена.

Тем не менее случай из практики, который был приведен в качестве примера в начале настоящей статьи, свидетельствует, что такие ("полные") лицензии могут иметь место. Если такая "совсем полная" лицензия относится к праву использования охраняемого объекта всеми законными способами и на весь срок действия исключительного права, то она равнозначна отчуждению исключительного права. Однако, как известно, договоры о распоряжении некоторыми охраняемыми объектами подлежат государственной регистрации. В частности, это относится к договорам, касающимся изобретений и товарных знаков. При этом обязанность поддержания в силе исключительных прав на такие объекты (уплату годичных пошлин) закон возлагает на зарегистрированных владельцев исключительных прав. Аналогичная обязанность возлагается на них и в отношении продления сроков действия исключительных прав (с уплатой пошлин). Поскольку при выдаче такой "совсем полной" лицензии лицензиар утрачивает всякий интерес к тому, чтобы уплачивать какие-либо пошлины за поддержание в силе права, которое ему уже фактически не принадлежит, в таком лицензионном договоре следует предусматривать, какая сторона будет поддерживать в силе (продлевать) соответствующий охранный документ.



©2008 mosuruslugi.ru
mosuruslugi@gmail.com
О сайте · Контактная информация · Размещение рекламы · Ограничение ответственности